00:23 

Три драббла по ДоуВате

Аш Малкавиан
Мне не писалось, мне в эту ночь не писалось - Я привыкал быть великим немым. ©
Название фанфика: "Чудовище", "Слова" и "Месяц"
Автор: [L]Аш Малкавиан а.к.а. Маммон[/L]
Фэндом: xxxHolic
Пейринг: Доумеки/Ватануки
Рэйтинг, жанр: PG, ангст, ангст и романс последовательно.
Об авторских правах и обязанностях: Как всегда - герои не мои, мои только извращенные фантазии, кои я на них проецирую.
Предупреждение: Драбблы между собой не связаны никак. Таймлайн последнего - 2-3 года после исчезновения Юко.



Чудовище
Сражаясь с чудовищами, берегись, как бы не стать одним из них.
Ф. Ницше


Эта, практически ежедневная, борьба за жизнь Ватануки с разнообразными монстрами уже начала превращать Доумеки в параноика. Каждый раз, когда Кимихиро чего-то пугается или просто вздрагивает, пусть даже от холода, Шидзука внутренне напрягается и ждет, когда друг скажет что-то вроде:
- Вон там, в верхнем углу.
И Доумеки останется только натянуть тетиву лука, с которым они теперь никогда не расстается, и пустить невидимую стрелу. И все пройдет. Но Ватануки не говорит ничего. И от этого паранойя нарастает, а ярость закипает все сильнее.
Постепенно, Доумеки понимает, что эта слепая невозможная агрессия захлестывает его с головой.

Они идут по улице, как всегда почти не разговаривая. Говорит только Ватануки, а Доумеки его слушает - это своего рода ритуал. Народу вокруг не много, но все куда-то спешат, торопятся. А Ватануки в своем репертуаре - размахивает руками и танцует "странные танцы". Одним неловким движением он бьет по носу какого-то мужчину в спортивном костюме. Тот перехватывает запястье Кимихиро и шипит:
- Не размахивай граблями, пацан.
Того, что происходит дальше, не отражает никто. Просто как-то внезапно Ватануки оказывается отброшен за спину лучника, мужчина за горло прижат к ближайшей стене, а сам Доумеки крепко сжимает пальцы. И в глазах незнакомца испуг - потому что в глазах самого Доумеки отражается первобытный зверь.
- Доумеки, не надо, - Шидзука осознает, что в голосе Ватануки звучит нотка страха быстрее, чем поворачивает голову на звук.
Он смотрит в глаза друга и понимает не сразу, что только что чуть не убил человека. Человека, который просто грубо разговаривал с причиной всех тревог самого лучника. Человека, который причинил единственный вред - всего лишь сжал тонкое запястье. И не важно, что кожа у Ватануки тонкая, и синяки - это постоянный ее спутник. Это ведь всего лишь синяки, они сойдут через пару дней.
Шидзука резко отстраняется и помогает Ватануки подняться с земли. Мужчина держится за горло, и Доумеки совершенно не хочется смотреть в его сторону. Он бормочет какое-то сбивчивое извинение и стремительно уходит, утаскивая за собой Ватануки. Последний все еще в шоке, но быстро отмирает от проявленной наглости и вопит:
- С ума сошел? Куда ты меня тащишь? Что вообще происходит??
Вопль практически переходит в ультразвук, но Шидзуке это уже не так важно. Он быстрым шагом залетает в ближайший парк, затаскивает приятеля в кусты и падает на траву, впиваясь руками в голову. В висках стучит кровь, а в груди клокочет все еще не успокоенная ярость. Он чувствует, как Ватануки опускается на колени рядом с ним и гладит по голове:
- Шидзука, - лучник вздрагивает от звука собственного имени, так редко оно звучит из уст этого человека. - Что с тобой? Скажи мне.
В голосе Ватануки нет злости. Он, в сущности, добрый парень, иногда даже слишком. Доумеки позволяет себе чуть-чуть расслабиться под осторожными поглаживаниями, но отвечать не торопится. Просто потому, что не знает, как сказать. Да и что сказать, он тоже не знает.
"Сражаясь с чудовищами, берегись, как бы, не стать одним из них". А может ли он быть уверен, что еще не стал?


Слова

Это всего лишь два простых слова - "Помоги мне". Для многих людей нет в них ничего сложного, особенно, когда есть необходимость. Но только не для Ватануки Кимихиро. И только не в случае, когда помощи приходится просить у "лучшего друга" Доумеки.
Ватануки не знает сам, что мешает ему сказать их. То ли дело в том, что он не хочет быть обязанным, то ли в том, что не хочет казаться слабым. По-крайней мере, он убеждает в этом себя. Юко-сан сказала бы, что на самом деле он боится подвергать лучника опасности и втягивать в неприятности, которые сам собирает на свою голову. Но Юко-сан молчит, потому что ее слова не достигнут сердца Кимихиро. Это сможет сделать только его собственное понимание.
А Доумеки ждет. Он хочет услышать эти слова просто потому, что тогда не придется сосредоточенно искать источник собственного беспокойства по всему городу. Не придется бояться опоздать. А еще он знает, что стена отчуждения между ними, наконец, сможет сломаться. Это слегка пугает, потому что неизвестно, какой Ватануки там, за этой стеной. Но любопытство сильнее страха. И он уверен, что услышит эти слова не ушами, а сердцем, поэтому не важно, как далеко будет Кимихиро. Только сам Кимихиро этого не знает. И не понимает, что жив пока только потому, что удача к нему благосклонна, как ни к кому другому.
Но время неумолимо идет, а фортуна, похотливо виляя бедрами, уходит искать себе новую игрушку. И тогда Ватануки несется на безумной скорости по улице, совершенно случайно сворачивая не в тот переулок. И бежит не к Магазину, как надеялся, а дальше и дальше от спасительных стен.
Монстр медлителен, но упорен, а Кимихиро начал уставать еще полкилометра назад. Он все сбавляет темп и не может понять - почему же его никто не спасает? Почему никто, совсем никто не приходит на помощь? Он падает без сил и чувствует, как мерзкая склизкая тварь подбирает его под собой, тянет внутрь, куда-то в сторону противно чавкающей пасти. Ватануки зажмуривается, боясь, что слизь затечет в глаза и шепчет из последних сил:
- Доумеки. Помоги. Мне.
И в следующую секунду воздух разрезает яркая вспышка, а чудовище с утробным воем разрывается на ошметки. Ватануки падает на асфальт, с ног до головы покрытый липкой дрянью, и хочет мыться и еще блевать. Но он сидит и ждет, сам не понимая чего.
Доумеки подходит медленно, почти осторожно. Он опускается на колени и легко касается плеча друга. Кимихиро не делает ни единого движения, чтобы сбросить чужую руку. Только слегка вздрагивает от прикосновения. Тогда Шидзука улыбается той самой, единственно возможной для него, улыбкой:
- Успел.
И Ватануки ничего не говорит в ответ. Он позволяет Шидзуке счищать слизь со своих волос и почему-то беззвучно плачет. Стена еще не сломалась, но пошла глубокими трещинами. Достаточно всего одного слова, чтобы она раскрошилась в мелкую пыль и опала на темное покрытие дороги. И откуда-то изнутри приходит понимание. Ватануки ловит руку друга, сжимает в своей и шепчет:
- Спа-си-бо.


Месяц

- Что это? - лицо Доумеки не меняет выражения, только в глазах мелькает смутное удивление. И тому есть причина - еще никогда Ватануки Кимихиро не дарил другу подарков без повода.
Ватануки улыбается своей новой таинственной улыбкой. В его глазах, не скрытых сейчас очками, пляшут польку солнечные зайчики, изредка сверкая начищенными рожками. Доумеки хочется прогнать их, потому что, кажется, слишком нагло они смеются над его недогадливостью. Но он не знает, как это сделать. Поэтому просто повторяет вопрос снова, ожидая ответа:
- Что это? - в его голосе не появляется новых эмоций. Он не дрогнет и не изменит тональности. Но юноше напротив совсем не нужны эти внешние показатели, чтобы ощутить настроение собеседника.
- Это колокольчики, неужели не видишь? - Ватануки почти смеется. Он бы перешел эту грань "почти", но сейчас и так сойдет.
- Зачем? - Шидзука никогда не задает лишних вопросов. Он никогда не скажет десять слов, если можно сказать одно. Кимихиро без стеснения позволяет своей улыбке растянуться чуть шире. Пресловутое "зачем" в устах его самого прозвучало бы, как "Какого черта ты даешь мне эту дребедень и молчишь?". Но Доумеки не такой, и это привлекает. Он просто держит в руках два серебряных колокольчика на тонкой черной ленточке и смотрит Ватануки в глаза.
- На память, - рука Кимихиро поднимается, будто бы сама собой, и слегка касается отполированного серебристого бока. Так, что почти задевает ладонь лучника.
- Я уезжаю по обмену всего лишь на месяц.
Кто-нибудь другой, кто знает Доумеки Шидзуку чуть меньше, посчитал бы это заявление сухой констатацией факта. Ватануки читает подтекст - "Я не успею забыть". Он переводит взгляд на небо и проводит пальцами по чужому запястью.
- Ты не знаешь, действительно ли месяц окажется месяцем.
Доумеки хочется вернуть себе его взгляд, потому что зайчики уже убежали, а пустота так не идет разноцветным глазам.
- Это не имеет значения.
И этот подтекст Ватануки видит еще отчетливее - "Я не смогу забыть".
Он позволяет себе улыбнуться и подняться с холодного деревянного пола, потянув за собой Шидзуку.
- Носи их с собой всегда, - почти шепотом произносит юноша, а потом прижимает пальцы к чужим губам, не выпуская наружу возражения. - Я вырвал из них язычки.

Ватануки сидит в полумраке веранды, покачивает босой ногой и смотрит на пролетающий в небе самолет. Он знает, что Доумеки сейчас сидит в удобном кресле и крутит в пальцах молчаливые колокольчики. Он думает, что, возможно, лучник даже слегка улыбается. Он уверен, что Доумеки вернется ровно через месяц, хоть и не давал обещаний. А месяц - это так мало для того, кому предстоит рандеву с Вечностью.

@темы: G, Doumeki\Watanuki, xxxHolic, Яой

Комментарии
2010-02-04 в 10:16 

Последний понравился особенно) Что-то в таких драбблах есть. И описания понравились. Их вроде и нет и вроде они есть. Спасибо)

2010-02-04 в 19:01 

«Мы видим вещи не такими, какие они есть, а такими, какие мы есть» (с)
Отличные драбблики, со смыслом так сказать, а особенно мне первый понравился ^_^

2010-03-10 в 22:44 

Beauté à Simplicité (латынь)... Тати - меч, выше которого по статусу и рангу нет никого. Date`s retainer.
Все хороши. Но последний лучше всех! :white:

     

CLAMP Academy

главная