01:06 

Happy End

Tish Addams
Если вы не боитесь темноты — значит у вас плохо с воображением. (с)
Название фанфика: Записки сумасшедшего…

Автор: KaM

Ник автора на дайри и ссылка на его дневник: Dark Kamui

Фэндом: X/1999

Пэйринг: Фума\Камуи

Рэйтинг, жанр: RG-13

Об авторских правах и обязанностях: да простят меня CLAMP.

Предупреждения и пожелания: фик очень старый.

P.S. Каждый нуждается в своей маленькой сказке… наверное я псих, но это моя сказка, добрая и нежная…





Улететь бы птицей прочь

От проклятой земли

С небом чистым слиться

Вот о чём мечтаешь ты.

Беги, беги за солнцем,

Сбивая ноги в кровь.

Беги, беги не бойся

Играть судьбою вновь и вновь.

Лети, лети за солнцем

К безумству высоты.

Лети, лети, не бойся

Так можешь сделать только ты.

Ария « Беги за солнцем »




Золотисто - багровый закат окончательно угас, где-то на западе. Наступили сумерки. Первые сумерки новой эпохи. Человечеству дана отсрочка от Страшного Суда ещё на тысячу лет…

Но никто из людей не знал об этом, и никогда не узнает. Люди будут жить своей нормальной, размеренной жизнью. Будут встречаться, влюбляться, расставаться, рождаться и умирать. И так поколение за поколением… до следующей битвы. Если конечно не погубят самих себя раньше.

Но это в будущем… А сейчас никто даже не подозревает, что необыкновенный, почти рубиновый, закат столь прекрасен потому что пропитан кровью. Кровью тех, кто сражался и умирал ради этого заката. Тех, кто больше всего заслужил его…

Но они мертвы. Все, кроме одного. Последнего выжившего. Защитившего людей, которые ему безразличны. Сегодня он прошёл через все круги Ада. Он видел смерть. Смерть своих друзей. Разрушения, трусость людей, которых был вынужден спасти, и в довершение ко всему своими собственными руками УБИЛ единственного особенного для себя человека, того, кого любил больше жизни и поклялся защищать.

Но так распорядилась судьба… слепая, безразличная к своим вершителям судьба. И ей всё равно, сколько жизней загублено. Главное - это цель, а она как известно, оправдывает средства… Для неё, но не для тех, кто умер во имя её… Драконы Небес, Драконы Земли - всего лишь агнцы, принесённые ЕЙ на заклание, те, кто отдал свои жизни за чужие грехи… А люди, омывшись их кровью и болью, продолжили жить… всё так же… уничтожая себя…



Тихо… Словно по ту сторону жизни… Всё кажется абсолютно нормальным, только… какой-то странный, тяжёлый запах витает в воздухе… запах крови.

Группа захвата медленно продвигается к верхней смотровой площадке Токийской телебашни, шаг за шагом, этаж за этажом. Вот и смотровая площадка, никаких следов постороннего присутствия. Может, вызов и впрямь оказался ложным?… Крик ужаса, ох уж эти слабонервные новобранцы!

Старший инспектор быстро пробрался в центр образовавшейся толпы. Зрелище действительно ужасающее: молодая девушка, лет пятнадцати на вид, в луже собственной крови, на животе рваная рана. Ни нож, ни любое другое известное человечеству оружие не оставляет подобных следов. Такое ощущение, что из живота девушки что-то вытащили… голыми руками. Но это невозможно!

Тело ещё не окоченело, значит, убийца не мог уйти далеко. Но где же он? Нижние этажи перекрыты, остаётся только… крыша!!!

Кое-как взобравшись на, пугающе скрипящую крышу, полицейские столкнулись с ещё более жуткой картиной. На старой, видавшей лучшие дни поверхности, словно сломанная кукла, выброшенная нетерпеливым избалованным ребёнком в неестественное позе лежит высокий атлетически сложенный юноша. Судя по школьной форме, старшеклассник. Но где же голова?!… Рядом, почти не различимый в сумерках тоненький силуэт. Удивительно маленький, хрупкий юноша, почти мальчик, согнувшись, сидит на коленях. Плечи еле заметно дрожат. Словно последнюю, самую дорогую капельку жизни он прижимает к груди безжизненную голову. Два странных меча, один из которых сломан. И довершает эту феерию смерти ярко алое, расползающееся пятно, грозящее затопить всё вокруг… Кого-то начинает тошнить.

Несколько напряжённых мгновений. Кажется, что время остановилось.

В реальность невольных свидетелей триумфа судьбы возвращает противно шипящая рация… Приказ. Полицейские медленно подходят к сидящему мальчику. Неуверенно протягивают руки, пытаясь забрать у него голову. Тот отшатывается. Вскрикивает. Сильнее прижимает к себе голову. Он в шоке, значит, не опасен. Пятеро взрослых мужчин забирают его драгоценность. Мальчик яростно сопротивляется… но силы неравны. Полицейским удается вырвать его сокровище. Расставшись с ним, мальчик беспомощно обмякает в руках одного из захватчиков, его собственная голова безвольно склоняется вниз. Старший инспектор подходит к нему, берёт за подбородок, приподнимая его вверх. Заглядывает в глаза… И это убийца?!!! Пустой непонимающий взгляд покрасневших от слёз глаз. Разве этот ребёнок вообще может убить?! Не мёртвый, но уже и не живой. Что же произошло??? Кто-то машет перед лицом подростка рукой. Никакой реакции, он уже не здесь.

- Инспектор, парень кажется не в себе. Что будем делать?

- А что нам остаётся, забирайте его.



Третий час ночи. Уже несколько часов пытаются допросить подозреваемого. Всклокоченный капитан, лично занявшийся этим делом, на грани срыва. Подросток не пытается оправдаться или хамить, он просто молчит. Просто молчит уже больше четырёх часов! Ни угрозы, ни взывания к совести не дают ни какого эффекта. Даже чёртов диплом психолога ничем не помог. Продолжать бессмысленно, парень точно сумасшедший. Ну что ж, так даже лучше, не будет отрицать вину… и за недавние взрывы тоже. Конечно, поверить в его виновность невозможно, да и доказательств почти нет, но кто-то ведь должен быть наказан. Разбираться всё равно никто не будет, в конце концов, это нужно только чтобы успокоить людей, да и ещё одна звёздочка на погонах лишней не будет. Жаль, конечно, парня, такой молодой, но ведь ему всё равно… так почему бы и нет!

- Охрана, увидите подозреваемого в камеру!…Через три дня суд решит его дальнейшую судьбу.



«Камера, холодная, грязная и бесконечно одинокая камера. Почему, почему ты умер!? Почему оставил меня одного? Ты же поклялся защищать меня, разве нет?…Но да, ты прав, я же не смог защитить Котори, не выполнил своё обещание. Как же теперь я смею жаловаться! Ты прав… Но я не могу спать. Закрывая глаза, я снова вижу тебя. Твои добрые, ласковые глаза, нежную немного усталую улыбку, только сейчас понимаю, как мне их не хватает… Холодно, до чего же холодно! Даже сейчас, в этой пугающей тяжёлой тишине я всё ещё слышу твой мягкий бархатистый голос. Как я хочу услышать его снова. Даже если он будет выкрикивать мне проклятия. Я так хочу услышать его ещё хоть раз! Так хочу… Холодно. Так холодно без твоих теплых заботливых рук, согревающих меня. Так ХОЛОДНО!!!! … Ты считаешь, что выполнил своё обещание? Считаешь, что защитил меня и теперь можешь просто исчезнуть?! ЭТО НЕ ТАК!!! Ты оставил меня здесь совсем одного, совсем… Только боль, тупая, разрывающая боль осталась моей спутницей… и одиночество… Ты должно быть ненавидишь меня, я ведь втянул тебя во всё это. Я твой убийца… Прости… Прости. Прости. Прости. ПРОСТИ!!! …Но ты не можешь меня простить… ты уже мёртв… Как бы я хотел умереть от твоей руки… хотел… мечты… это всего лишь мечты!!! … Несбыточные… Но почему… Почему, Фума!? … почему…»



13:00. Слушанье дела только что началось. В безразличной тишине звучит стандартное « Введите обвиняемого ». В зале поднимается изумлённый шёпот. Конвой практически тащит на руках безвольно переставляющего ноги мальчика, больше напоминающего труп. Он не спал все эти три дня, просто не мог закрыть глаза и снова увидеть ЕГО, да и шок никуда не делся, всё также сдерживая, разрывающие изнутри слёзы. Жалкое зрелище, безжалостный, кровавый убийца-мясник оказался всего лишь безумным потерянным мальчиком с абсолютно пустыми, смотрящими вперёд, но ничего не видящими, глазами. Какое потрясение разочарованной публике.

Где-то около часа шло обсуждение, сценарий которого был тщательно продуман прошлым вечером. Наконец господа-присяжные озвучили давно известный всем факт, громогласно, с гордостью, объявив на весь зал «Виновен!». Дальше приговор. Заученные наизусть, дежурные фразы. И вот осуждённого триумфально уводят. Что бы до конца жизни запереть в холодной одиночной камере, такого молодого, такого несчастного. В конце концов, это правосудие людей и они им вполне довольны.

Но этому приговору так и не суждено исполниться. Правосудие мёртвых отличается от лживого правосудия живых, и оно вынесло другой приговор.

Свидетели этого фарса уже начали расходиться, когда странный порыв ветра ворвался в зал из неоткуда. Прямо перед конвоем в воздухе закружились лепестки сакуры. Собрались в некое подобие кокона, скрывая ЧТО-ТО внутри себя. Затем, словно взрывом, разлетелись по всему залу, окутывая его в свой нежно-розовый саван. Лепестки откинули прочь обалдевших конвоиров, оставляя приговорённого наедине с тем, что скрывали. Туманный взгляд узника медленно прояснился, взирая столь желанное виденье.

- Фума… - еле слышно произнесли нежные мальчишеские губы. Видение улыбнулось. Ни кровожадной, хищной ухмылочкой Дракона Земли, а такой знакомой, доброй улыбкой ангела.

- Ты исполнил свой долг, Камуи. И я пришёл вручить тебе награду – тот самый проникновенный, бархатный голос, словно крыльями окутал дрожащее тело. Мягкие, нежные интонации почти осязаемо ласкали израненную, почти уничтоженную душу, возрождая её, наполняя теплом и таким ещё хрупким счастьем.

Призрак в одно мгновение оказался совсем близко к изумлённому юноше. Наклонился ко всё ещё не верящему лицу. И едва ощутимо коснулся его губ своими. На какое то жалкое мгновение сознание юноши уловило ледяную решимость Дракона Земли в глазах друга. Затем сильная боль в груди. Словно острое лезвие, ладонь ангела разорвала плоть юноши, сломала тонкие рёбра, вминая их внутрь. Быстро, как только возможно быстро, чтобы не причинить лишней, ненужной боли, которой и так было слишком много за его каких то пятнадцать лет жизни. Огромными, совсем ничего не понимающими глазами мальчик смотрел в снова смягчившиеся, сейчас такие счастливые глаза юноши перед собой. Потом снова поцелуй, теперь уже настоящий, глубокий, нежный. И боли больше нет. Совсем. Только тепло, только нежность… всепоглощающая…

Наконец поцелуй прерывается, давая возможность дышать. Уже парящий в воздухе мальчик оглядывается на своё тело, тёплая рука мягко придерживает его за талию. На полу лежит мёртвое тело, с огромной рваной раной на груди, пятно крови медленно расползается вокруг, из абсолютно счастливых, мёртвых, широко распахнутых, глаз текут слёзы, на губах застыла блаженная улыбка.

- Камуи, нам пора. Тебя ждут. Идём? – безграничная ласка, безграничная нежность, безграничная забота слились в этом голосе, все только для него. Мальчик поднял глаза, всё ещё доказывая себе, что это не сон. И, правда, не сон. Реальность. Прекрасная реальность! Он прижался к груди юноши. Уткнулся головой в мягкую ткань рубашки. Вдохнул аромат совершенного тела, такой знакомый. Теперь и из его глаз готовы политься слёзы. Сильная, нежная рука крепче прижала к себе хрупкое, родное, уже призрачное, тело. Другая обвила вздрагивающие плечи, погружая в крепкое кольцо заботливых, любящих рук. Лепестки сакуры сгустились, обволакивая их. Ещё несколько мгновений кружились необузданным вихрем. Затем исчезли, оставляя людей в их грязной, мерзкой действительности, которую они сами выбрали.



В отчёте, через несколько часов полученном кабинетом министров, было написано, что « … преступник был пойман и наказан по всей строгости закона, но в результате несчастного случая погиб. Дело закрыто ». Никто из свидетелей так и не решился сказать правду, даже самим себе… Расследование успешно завершено. Министры и чиновники остались на своих местах. Несколько полицейских получили желанные нашивки на погоны. А правда, в сущности, была никому не нужна, ведь всё закончилось, разве нет?

Через день состоялись похороны осуждённого. По странной иронии судьбы могилы убийцы и жертвы оказались рядом. Хотя сейчас уже с точностью нельзя сказать, кто из них был жертвой, а кто убийцей, эти понятия слились, смешались воедино, в вихре нежно-розовых лепестков. И никто теперь не сможет изменить этого ни люди, ни боги, ни судьба. А между двумя курящимися сандаловыми палочками, на гранитной плите, на которой и стояли урны с прахом, была помещена их детская фотография: на залитом солнцем дворе синтоизского храма рядом друг с другом стоят два счастливых, маленьких мальчика, почти незаметно держась за руки. Тёплый весенний ветерок развевал по кладбищу лепестки сакуры. А далекие от земли кроны деревьев словно шептали, тихим юношеским голосом « Aishiteru ».

@темы: Fuuma, Fuuma\Kamui, Kamui, PG-13, X/1999, Яой

Комментарии
2005-11-21 в 16:53 

[Хочу уехать в штаты по программе "Drink and travel"]
Знаешь, в то время как я читала этот фик у меня играли OST X и от мрачного,когда я читала в начале, а когда я дочитывала играл ост Happy End...*Капля*забавное совпадение....Но музыка помогла мне более реально воспринять этот фик...сначало было не по себе...а теперь..да..так оно и должно было быть

2005-11-21 в 19:16 

Если вы не боитесь темноты — значит у вас плохо с воображением. (с)
~.*Torik~.*, да, совпадение удивительное!
На самом деле это очень добрая сказка с очень хорошим концом ^_^. Спасибо, для меня самого этот фик многое значит...

     

CLAMP Academy

главная