20:44 

Автор: Kanrissa
Название фанфика: "Чего ты хочешь, Субару?".
Фендом: Вавилон-Токио
Пейринг: Сейсиро/Субару
Рейтинг: R
Об авторских правах и обязанностях: все мое.

Когда раздался звонок, дверь раскрылась фактически мгновенно. Словно хозяин квартиры только и ждал этого звонка. На пороге стоял смущенный паренек, в черном костюме с красной водолазкой под ним, красными же носками и красной широкой лентой на плоской шляпе. В руках он теребил подарочный пакет:

- Добрый день, Сейширо-сан. Хокуто не смогла прийти, ее вызвала к себе бабушка.

- Субару-кун, я рад, что ты пришел, проходи же, что ты стоишь на пороге, - Сейширо приятно улыбнулся и жестом пригласил гостя в квартиру. Парень замешкался, кивнул и, наконец, позволил закрыть дверь позади себя. Субару быстро скинул обувь и прошел вглубь квартиры, опустив голову и явно нервничая. Когда Сакурадзука прошел вслед за ним, юноша развернулся, смущенно улыбнулся и передал ему пакет:

- С днем рождения, Сейширо-сан.

Мужчина удивился и растерянно принял подарок.

- Помните, мы проходили тест… на совместимость, тогда вы сказали, что ваше день рождение 1 апреля, вот я и…

- А, ты об этом, - Сейсиро рассмеялся и запустил пальцы в волосы. – Просто я не привык праздновать день рождение, вот и удивился. Спасибо, - мужчина обнял Субару, буквально через ткань почувствовав, как тот покраснел. Но неожиданно, он не стал отбиваться или упираться в его грудь руками, стараясь увеличить расстояние между ними, а наоборот обнял в ответ. Сакурадзука удивился, хотя внешне это никак не показал.

- Субару-кун, я как раз приготовил ужин, хочешь поесть со мной?

Это была еще одна проверка. Обычно без сестры белый оммъёджи старался не оставаться надолго в его доме, Сейсиро мог объяснить это инстинктом или же его стеснительностью. Но второе доказывало, что все же чувства у Субару к мужчине были.

- Если можно, - юноша опустил глаза и присел за кухонный столик. – Наверное стоит купить торт! Я сейчас сбегаю! – все же не выдержал Субару, но перед тем, как юноша выбежал из пространства кухни, Сейсиро схватил того за руку и притянул к себе в объятья.

- Не убегай, Субару-кун, у меня есть конфеты, так что торт – это не обязательно, - мужчина улыбался и незаметно провел носом по слегка отросшим темным волосам. От юноши буквально пахло невинностью, молоком и, как ни странно, силой. Сакурадзука хорошо ее чувствовал, особенно, находясь так близко.

Субару замер, как птичка в силках, казалось, он даже не дышал. Сейсиро тоже не спешил что-либо делать, он выжидал. Он практически слышал, как копошатся мысли в голове у Сумэраги, как юноша решается на что-то.

- Сейсиро-сан, - тихо начал подросток, и мужчина даже вздрогнул, таким он еще ни разу не слышал голос Субару, казалось, он сейчас расплачется, но также Сакурадзука понимал, что ни одной слезы не выкатиться из больших, зеленых глаз, - скажите, а я вам правда нравлюсь, или это просто дурачество?

- Что за вопросы, Субару-кун, - быстро ответил мужчина, по-прежнему улыбаясь, хотя внутри он пытался найти объяснения подобному поведению своего подопечного. – Конечно, я тебя очень люблю.

Юноша извернулся в руках Сейсиро и взглянул тому прямо в глаза. Взгляд у Субару был такой, словно он отчаянно пытался поверить в слова мужчины, но что-то мешало ему.

- Правда?

«Маленький, глупый глава клана», - думал про себя Сейсиро и умиленно улыбался, почти так, как улыбался бы, не нося маску доброго и отзывчивого ветеринара.

- Конечно.

- У меня чувство, вот здесь, - юноша показал себе на грудь, - что совсем скоро что-то закончится. Что-то важное. Сейсиро-сан, вы же не оставите м.. нас. Мою сестру и меня.

А Сейсиро почти удивился, он почти подумал, что Субару впервые в жизни забеспокоился о собственном благополучии. Но, когда он в таком состоянии, с ним намного интереснее играть.

- Субару, - мужчина специально не использовал никаких суффиксов, - чего ты хочешь?

Юноша, вопреки обыкновению, не покраснел от такого прямого взгляда и такого маленького расстояния, он продолжал смотреть этими своими невыносимо печальными глазами и ничего не отвечал. После минуты молчания, Субару прикрыл глаза и очень медленно, словно боясь спугнуть или причинить боль (чего бы он в жизни не смог бы сделать), обнял мужчину, прижимаясь щекой к широкой груди. Хорошо, что парень давно снял с себя шляпу и оставил ее на диване, иначе сейчас было бы не очень удобно.

- Субару?

- Мне приснился сон, - Субару сжимал в руках мягкую, домашнюю рубашку Сейсиро и смотрел застывшим взглядом куда-то в сторону. – Долго было темно, холодно. А потом страшно, я осознавал, что потерял что-то очень мне дорогое. А потом… потом я увидел вас, Сейсиро-сан, вы уходили, и я никак не мог вас догнать, как бы не пытался. Мои ноги оплетали гибкие ветви, мешая мне бежать. И я рвал их и рвал, и рвал, но они бесконечно цеплялись за меня. И я… так и не смог…

Сейсиро успокаивающе гладил юношу по волосам, впервые он не знал, что сказать. Все словно пошло вдруг не по плану.

- Сейсиро-сан, - сухие, но какие-то больные посмотрели на мужчину, - вы покинете меня?

- Все мы когда-нибудь покидаем дорогих нам людей. В конце концов, смерть всегда идет под руку с человеком, именно она нам ближе всех.

- Тогда я хочу быть еще ближе, чем она, - в сердцах воскликнул Субару, и глаза его ожили, заблестели. – Хокуто сказала сегодня перед отъездом, что я должен жить, по-настоящему жить! Я хочу…хочу…

- Чего ты хочешь, скажи же мне, Субару, - мужчина улыбался.

- Хочу… быть с вами. Всегда-всегда, и не важно, какую цену мне придется заплатить, - и когда эти слова сорвались с его губ, до него дошло их значение. Субару широко распахнул глаза и прикрыл рот ладонью.

- Значит, - Сакурадзука крепко ухватил юношу за запястье, - ты хочешь быть счастливым?

Субару отчаянно замотал головой, словно ему запрещено было даже думать об этом.

- Нет! – а потом, немного помолчав, твердо добавил. – Я хочу, чтобы вы были счастливы, тогда и я буду.

Сейсиро улыбнулся, сощурившись.

- Значит, ты сделаешь все, чтобы мне было хорошо?

В голове у мужчины постепенно складывалась идея еще одной проверки, он просто хотел посмотреть на реакцию. А также хотел отчасти показать свое истинное лицо.

- Вы чего-то хотите? – почти с надеждой во взгляде спросил Субару.

Совершенно не изменив своей доброй улыбке, Сейсиро просто ответил:

- Тебя.

Удивительно, но Субару так ему и не отказал. Даже когда Сейсиро привел юношу в спальню, тот лишь шумно вздохнул, покраснел и вздрогнул. Мужчина посадил Субару на кровать, а сам встал рядом, начиная медленно расстегивать пуговицу за пуговицей, и зеленые глаза внимательно, почти завороженно следили за тем, как прозрачные пуговки одна за другой исчезают из петлицы и появляются на другой стороне рубашки. Когда же этот предмет гардероба соскользнул с плеч Сейсиро, взгляд Субару метнулся вверх, на лицо мужчины, и щеки юноши загорелись румянцем. И все же он до сих пор не пытался сбежать.

Сейсиро опустился перед юношей на колени, и Сумэраги стал несколько возвышаться над мужчиной. Воспользовавшись этим, подросток протянул свои тонкие ладони, все еще облаченные в перчатки, и снял с Сакурадзуки очки. И какая-то часть обаяния сразу же ушла, возможно, в этих очках было заложено заклинание, искажающее действительность, но теперь выражение лица у мужчины из доброго превратилось в издевающееся. Но Субару не испугало даже это.

- Раздевайся, Субару-кун, - мужчина улыбнулся еще фальшивее, чем раньше. Тем не менее, дрожащими руками юноша стал расстегивать пуговку за пуговкой, снимая с себя пиджак, а потом, поколебавшись несколько секунд, медленно стянул с себя водолазку. Субару был худой, но не тощий, с трогательно выпирающими ключицами. Красные перчатки почти пошло выделялись на фоне бледного тела.

- Ну же, до конца, - и Сейсиро продолжал смотреть на то, как все же покрасневший юноша нервно расстегивает ремень на брюках, пуговицу и как совсем уж неловким и отчаянным движением он стягивает их вниз. В храме его приучили не носить нижнее белье, оно и не нужно, если одеваешь обрядовую одежду. И теперь на фоне всего тела оставались два красных пятна: пошлые перчатки и трогательные короткие носочки. А также пунцовели бледные щеки, а глаза блестели, казалось бы, укоризной. Юноша пытался сжаться, уйти от пристального взгляда, который хотел раздеть его еще больше, до мяса, до костей, до самой души.

Сейсиро согнул одну из тонких ног в колене и поцеловал участок кожи над кромкой носочка. Одним медленным движением он стянул его со ступни Субару. То же произошло и со второй ногой юноши. Сейсиро знал, что перчатки не получится снять никак, так что не стал пытаться.

- Ложись, - голос мужчины оставался приятным и мягким, но холодок все равно сквозил, словно в окне все же образовалась трещинка. – Давай же, - и Субару лег на спину, зажмурившись, спина коснулась холодного одеяла, да и лежать вот так, слишком открыто, безумно смущало паренька.

Сейсиро поднялся с колен и открыл один из ящичков прикроватной тумбочки. Он достал оттуда очень длинную шелковую ленту. Субару широко раскрытыми глазами наблюдал за действиями мужчины. Тот спокойно присел на постель рядом с юношей и, отрывая от ленты голыми руками по более короткому лоскуту, буквально отдирал от груди Субару его руки и привязывал их к столбикам на углах кровати. Раньше они ему не нравились, а сейчас вот пригодились. Когда руки были надежно зафиксированы, мужчина взглянул в глаза юноше и вновь улыбнулся:

- Ты ведь не боишься темноты, Субару-кун?

И завязал ему глаза. Юноша даже не пытался крутить головой, он, словно все еще прекрасно видя сквозь плотную ткань, медленно поворачивал голову в зависимости от того, где в данный момент находился Сейсиро. Вскоре кровать у изножья прогнулась под весом Сакурадзукомори, и ноги Субару были раздвинуты в разные стороны, отчего Субару покраснел еще больше издал какой-то странный, мяукающий звук. Сейсиро устроился между ног у юноши и провел холодными руками по подтянутому животу, быстро вздымающейся груди, плечам, рукам и, таким образом поднимаясь вверх и нависая над Субару, он прошептал тому прямо в губы:

- Хокуто-чан же говорила, что мне не стоит доверять во всем, ведь так?

Субару инстинктивно, по зову сердца подался вперед, пытаясь поймать дыхание Сейсиро, но тот отстранился раньше.

- Говорила же?

Субару растерянно кивнул, и мужчина резко подтянул того за бедра к себе ближе. От этого шелк на запястьях натянулся и стянул кожу слишком сильно. Но юноша даже не поморщился.

- Тебе стоило ей поверить, - Сейсиро полил пальцы маслом, но подготовить Субару он решил не ради него, просто если этого не сделать, то самому мужчине будет намного сложнее. Когда влажные пальцы прошлись по ложбинке между ягодиц, юноша вздрогнул всем телом и попытался свети ноги, но колени встретили препятствие в виде тела Сейсиро. Паника захватывала разум Субару, его затрясло, но потом он, видимо, что-то понял сам для себя и расслабился.

- Тебе не страшно, Субару-кун?

Мужчина ввел сразу два пальца, но сопротивление чувствовал только первые несколько секунд. Субару молчал. Три, четыре пальца, и юноша выгибался от боли, мычал сквозь плотно сомкнутые губы, но все еще не просил о пощаде. Его руки, наверняка посинели под перчатками, но Сейсиро не мог этого видеть, хотя прекрасно знал. На тонких запястьях выступила кровь, и белый шелк постепенно превращался в красный.

Сейсиро целовал острые коленки, выступающие тазовые косточки, а потом мог резко укусить, так что Субару вздрагивал и замирал на какое-то время. Мужчине было недостаточно двух меток на теле своей «жертвы» - надо было оставить больше.

Когда Сейсиро спокойно вошел в Субару, безжалостно разрывая негибкие мышцы, которые, естественно, не успели растянуться достаточно, юноша не заплакал, он раскрыл рот в беззвучном крике, но так и не закричал. Тонкие струйки крови потекли по белым ягодицам, падая на светло-коричневое покрывало. Сейсиро наблюдал за лицом юноши, как оно искажалось от боли. Он все ждал того момента, когда из-под шелка потекут прозрачные слезы.

- Мой любимый Субару-кун, - шептал мужчина, медленно входя и выходя из тела юноши, пытая его. Субару прижимался ногами к бокам Сейсиро и сжимался внутри от боли, но разорванные мышцы не могли остановить движения внутри.

Внутри Сейсиро нарастало то странное чувство, появляющееся перед каждым убийством. Голос в голове сначала тихо-тихо, а потом все громче приказывал ему: «Убей». Руки без руководства хозяина поползли по дрожащему телу вверх до самой шеи и сжались на ней. В то же время мужчина ускорил темп толчков, вбиваясь в податливое тело, как дикое животное. В глазах же появился тот лед, что всегда жил там, потому что еще никому не удавалось растопить его.

Руки сжимались все сильнее, а Субару, казалось, откидывал голову еще дальше, чтобы открыть больший доступ к шее. Бледность его лица постепенно сменялась страшной синевой. И даже тогда он не заплакал. Сейсиро усилием воли разжал пальцы, но перед этим, Субару так сжался вокруг него в агонии, что заставил мужчину кончить.

- Субару, мой дорогой Субару, неужели, ты до сих пор не боишься меня, - мужчина, подводя эксперимент к концу, развязал руки юноши, и тот неожиданно обнял Сейсиро за шею. Объятие было совсем слабым, юноша даже дышал через раз и то с хрипами и свистом, но, казалось, что оно было важнее всего.

- Мне все равно, что вы делаете со мной, я знаю, что вы мне дороги и я не хочу вас терять. Я сделаю все, чтобы вы были счастливы, - голос Субару звучал прямо в голове у Сейсиро, и он уже не мог понять, передает ли это телепатически Субару, или же с ним играет его собственное воображение. Но вот юноша теряет сознание, и Сейсиро выходит из него, накрывает одеялом дрожащее тело и садится на постели, курит. Результаты эксперимента надо было тщательно обдумать.

На утро, когда Субару проснулся и осмотрелся вокруг, Сейсиро еще спал, или претворялся, что спит. Юноша прошел в ванную, еле передвигая ноги и грозясь свалиться через каждый пройденный метр. Он взглянул на себя в зеркало: на бледном лице ясно выделялись темные круги под глазами, на шее налились фиолетовым и темно-зеленым синяки в виде длинных полосок от пальцев Сейсиро. На его теле отчетливо виднелись следы укусов.

Субару смотрел на себя в зеркало, и его глаза некоторое время не выражали абсолютно ничего. А потом он неожиданно улыбнулся, широко и открыто, как умел только он. Улыбаться, когда больно, улыбаться, когда хочется кричать, и это было не лицемерие, потому что юноша искренне считал, что Сейсиро был счастлив этой ночью, что он смог сделать его на мгновение счастливым. Что ж, возможно это и так.

@темы: R, Seishiro\Subaru, Tokyo Babylon, Яой

   

CLAMP Academy

главная