Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:47 

Fatenight
Bokutachi wa Tenshi datta
Цикл зарисовок "Забытые миры"
Название: Жара
Автор: Fatenight
Фэндом: Tsubasa Chronicle
Персонажи: Курогане, Фай, Шаоран - упоминается
Рейтинг: G
Жанры: Юмор, Драма, Фэнтези
Предупреждения: OOC
Размер: планируется Мини, написано 6 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: в процессе написания


Курогане ругался. Жестким матом. Громко и от души. Потому что вокруг никого не было.
Ну, кроме разве что кота, сидевшего рядом на лавочке и сосредоточено вылизывающего лоснящийся живот. Стало быть, можно не стесняться в выражениях.
Видимо, злая ругань нисколечко не мешала зверьку заниматься собственным делом, и, аккомпанируя человеку довольным мурлыканьем, кот бесстыдно переключился на следующий, нуждающийся в сомнительной чистоте, участок тела. Присутствие наглого животного Курогане не смущало. Щедрый поток цветастых фраз, экзотических выражений изредка прерывался тяжелыми вздохами, наполнявшими легкие новой порцией горячего воздуха, и поток возобновлялся. Где-то через четверть часа откровенная брань сменилась на более благозвучную для постороннего слуха речь, а еще через столько же иссякла, обернувшись прерывистым дыханием и спешными глотками.
Пиво, успевшее согреться, имело тошнотворный привкус, что заставило мужчину применить еще несколько весьма нелицеприятных оборотов, после чего остатки напитка полились на землю, а смятая в сильной ладони банка полетела за спину, обижено звякнув.
Некоторое время поизучав испаряющуюся под ногами лужу, японец развалился на оккупированной им и котом лавке. Лениво зевнул. В сон клонило нещадно, однако рассудив, что засыпать под палящими лучами трижды проклятого светила чревато последствиями, покосился на возлежавший рядом зонтик. Розовый. В желтую крапинку…
Поразмышляв немного и еще немного поматерившись, Курогане все же за зонтиком потянулся, но открывать не спешил.
Уже не впервые за сегодня он жалел, что не послушал мага, и вопреки всему отправился разгуливать в опустевший парк.
А мирок попался еще тот. Оказывается, раз в пять лет температура здесь зашкаливала градусов за 60, и изнуряла жителей на протяжении недели. И иронией судьбы всей честной компашке приключенцев улыбнулось осчастливить сей мир своим прибытием именно в этот злосчастный период.
Хуже всего досталось магу. Он, привыкший к холоду «родного» мира, адскую жару переносил, прямо сказать, неадекватно. Чем вызывал у соседствующих по комнате полнейшее моральное опустошение и приступы тихого бешенства. Особенно тяжело столь тесное соседство сказывалось на Курогане, которому большую часть времени и приходилось хлопотать у постели издыхающего товарища. То бишь, таскать из холодильника хрусталики льда, охлаждать раздражающе быстро теплеющие напитки, скандалить с хозяином комнаты насчет неисправного кондиционера и вдобавок выслушивать постоянное нытье со стороны вышеупомянутого товарища. Не то чтобы ему не привыкать; видел зрелища и похуже. Но тогда им всем не приходилось делить одно помещение на четверых…а также ванную, туалет и кухню, являющуюся частью пропахшего пылью помещения. В общем, уединиться где-нибудь, дабы поскулить, потосковать о прекрасном не удавалось никому. Сопереживающий магу Шаоран, закатав рукава, взял на себя обязанности домохозяйки. Правда от этого проблем не убавилось: звон посуды, посторонние звуки, круглосуточная трескотня Моконы, топот торопливых шагов, пригоревшая пища изрядно выводили дежурившего у постели больного Курогане из себя, гитарной струной натягивая и без того трещавшее по швам терпение. Глотая желание послать всех к чертям, воин стойко подсчитывал дни, вознадеявшись дожить до конца жаркого сезона без надломленной психики. Параллельно, лишившись добровольно сна и покоя, обмахивал добытым из бездонного чрева белой твари веером стенающее тело, время от времени пытаясь выхлопотать им всем, а себе в особенности, комнаты побольше, а главное – с исправным кондиционером. К исходу пятого дня починку кондиционера добиться удалось. На сим доблестные подвиги шиноби и закончились, остальные увещевания, угрозы, и даже – ай-яй-яй! – попытка подкупить администратора гостиницы обернулись довольно плачевно. А именно: едва не закончилась выселением. Поэтому после душевной беседы с хозяином, Курогане вернулся мрачный, пунцовый, словно не по делу с кем-то разговаривал, а выслушивал интимный лепет сразу нескольких обитательниц дорогущего борделя. Впрочем, о подобной радости Курогане не смел и мечтать.
Зато едва ступив за порог временного дома, узрел вполне оклемавшегося мага, живехонько нарезавшего круги возле спасительной прохлады кондиционера, измазанного чем-то липким пацана, но отчего-то довольного до ужаса, а также радостно щебечущую булку, в порыве радости, носившейся из угла в угол не хуже маленького урагана.
Маг, не к добру упомянутый, кажется был до нельзя рад появлению блудного ниндзя. Воспевая дифирамбы прогрессу техники, он скачками добрался до порядком обозленного товарища, вложив в крепкие мужские объятия всю собравшуюся за неполную неделю благодарность за проявленную о его здоровье заботу. Ниндзя же воспылавший не к месту энтузиазм не оценил. Зато оценил угрозу буквально светящегося здоровьем и энергией мага, разумно рассудив, что еще сутки в подобной компашке грозят ему неминуемой госпитализацией в расположенную по соседству клинику для душевнобольных. Все-таки, пребывание в замкнутом пространстве пагубно влияло на его строгий и мрачный имидж, не говоря уж о рушившемся самоконтроле. Последней каплей стало предложение ожившего недоразумения задержаться в этом мире еще на недельку-другую, и как следует чего-то там отпраздновать.
И ведь фиг отмажешься. Белокурый засранец умел убеждать, и переубедить его было зачастую невозможно. Поэтому широко разинув рот, Курогане сделал единственное, по его мнению правильное – рявкнул во всю мощь своих богатырских легких: «Молчать! Вы меня достали!». А далее в доступной форме изложил что он думает по поводу идей мага, и последних нескольких дней ада в душной шумной комнате. После чего, захватив из холодильника последнюю баночку пива, вышел вон поспешным шагом, попутно отдирая от себя повисшего на нем мертвым грузом товарища. Затем, уже возле дверей, движением богатырских же плеч стряхнув с себя сию пародию на больного, воин обнаружил, что маг все же умудрился впихнуть тому зонтик подозрительных тонов и прорычав нечто невразумительное скрылся за завесой света в неопределенном направлении.
Это было неразумно, ибо люди, здравомыслящие и пока еще жаждавшие жить сидели в защищенных от солнца домах, с удивлением наблюдая за бороздящим потрескавшиеся дорожки придурком, кой, видимо еще не нашел компромисс со здравым смыслом и упрямо тащился, обливаясь потом, куда глаза глядят. Злющие и красные ( о том, что сей цвет у высокого грозного паренька от природы такой – багряный, люди, разумеется не знали, а посему пытались вразумить его увещеваниями поскорее укрыться от жары, на которые тот лишь рычал в ответ, и презрительно отворачивался).
Странно, но ни растения, ни животные от жары особо не страдали – только люди. Да и те неплохо приспосабливались к периодически нестерпимым условиям. Посредством пережидания злосчастной недели за стенами домов, защищавших не только от жары, но и дающих прохладу.
Впрочем, японец всегда отличался выносливостью, поэтому, проигнорировав аж четыре лавочки в парке, опустился на пятую, когда идти стало совсем уж невмоготу.
И вот теперь, запыхавшийся и угрюмый, боролся с дилеммой раскрыть чертов зонт, цветом в пору либо педикам, либо дамочкам с дурным вкусом. Решив, видимо, что его позор все равно никто не узреет, Курогане распахнул цветастое безобразие, удивившись, насколько легче стало дышать, а кот, оторвавшийся от умывание мгновенно облюбовал курогановские колени, по хозяйски развалившись в полный рост, и вытягивая лапки.
- Слышь ты! – оторопел от такой наглости японец, отвесив зверю щелбан, - не борзей мне!
Фыркнув, котяра мурлыкнул, облизал щелкнувший его нос палец, устраиваясь поудобней.
Устало вздохнув, Курогане смирился с поражением. Задумался. Крепко так. О том, что нагрубил дузьям, он, естественно жалел не особо, во всяком случае считал - гнев его вполне обоснован и праведен. Особенно после недосыпа, гребаной жары и усталости, однако щедрая ругань малость поубавила злость, подавила раздражение и вообще даже несколько подняла настроение, принеся за собой в качестве бонуса тень некой штуки, под названием «совесть». Хотя, смахнув ее в дебри разума как каплю пота с кончика носа, воин все же осознал, что немного перегнул палку. Чуть-чуть. Совсем чуть-чуть.
Оное значило – скоро предстоит тащиться назад, встречать щенячий взгляд мальчишки, и, видимо – от судьбы не убежишь, - выслушать, что там задумал их чекнутый маг…
- Фуух! – вдруг донеслось со стороны. – Далеко же ты забрался, Куро-сама, не угонишься.
Скосив прищуренные глаза в сторону, воин едва не подскочил, еле усидев на месте и честно стараясь не заржать.
Если это был глюк, Курогане решил бы, что и правда перегрелся. Однако глюк имел более чем правдоподобную схожесть с оригиналом. А посему заржать в его присувствии воин просто не мог – пострадает честь мундира.
Закрывая рот ладонью, японец запыхтел, старательно силясь не захлебнуться слюной, ибо восставший из ниоткуда вызывал именно это непочтительное желание.
Голубая куртка с длинными рукавами, длинные же штаны, потертые и спортивные, явно потыреные из временного запаса одежды самого воина, ботинки с толстой подошвой, солнцезащитные очки, слой солнцезащитного крема, на голове безобразие из натянутого на манер панамки платка, и ободок с прикрепленными баночками газировки, которую маг неспешно потягивал, вызывали двойственные чувства. Хотелось забить на все и рассмеяться взахлеб, с другой же стороны самурайская гордость не позволяла поддаваться явной провокации.
- Только попробуй, - выдал маг, помахивая над головой другим зонтиком с еще более диким цветом: лиловым в красную клубничку по краям – видимо дизайнеры жаркого мира обладали редким чувства юмора, причем издевательским.
Выглядел он, не смотря на идиотский прикид, угрожающе.
- Я и не собирался! – огрызнулся Курогане, принимая позу крутого парня – руки на груди, морда кирпичом. Кот одобрительно заурчал.
Помолчали.
- Зачем приперся? – расщедрился на дружеский жест японец, натянуто улыбнувшись.
- Да так, - хмыкнул маг, прохаживаясь возле скамьи, - решил высушенный трупик подобрать, говорят мумий нынче за дорого в музее принимают, особенно красноглазых – реаритет. - А если серьезно Куро-сама, ты слишком быстро слинял, недослушал, не вежливо однако.
Фай уселся на лавку, и бесцеремонно развалился на курогановских коленях, подобно тому же коту, которому пришлось немного потесниться. Впрочем, кот оказался не в обиде и принялся вылизывать лоб оного, от чего маг расплылся довольной улыбкой, смежив веки. Зонтик был пристроен где-то в районе маговских колен, а стянутые с головы баночки газировки перекочевали в липкие от пота ладони ниндзя, тут же к ним присосавшегося…
- Так о чем это я? – мягко поерзав, пробормотал светловолосый мужчина, вежливо напоминая о себе увлекшемуся выпивкой Курогане. Тот недовольно скосил глаза на мага, однако промолчал, - ну так вот, - толкнул речь тот, почесывая уткнувшегося мордой ему в плече кота, - когда я был в бреду, у меня было видение, - и не надо хмыкать, я правду говорю, - предупредил он, хмуро сдвинув брови, хотя рот был растянут в какой-то ненормальной улыбке.
Хотя чего? Среди их компании уже давно нормальных не наблюдалось,.
- Чего я хотел…, - наглой возней на коленях маг не ограничился, принявшись взирать на воина с низу вверх, трогая кончиками пальцев смуглый, заросший редкой щетиной подбородок, - знаю, в магии ты мало что смыслишь, но так получилось, что мы – маги, очень восприимчивы к некоторого рода изменениям в…как бы сказать, - заминка в голосе, позволила воину фыркнуть, оттолкнув покусившуюся на его подбородок руку, - во всем, где есть магия. Да – мы такие, особенно когда болеем, бредим или попросту выдыхаемся…На самом деле список можно продолжить, но я не стану, - наглости белобрысого несчастья мог бы позавидовать сама ныне покойная Ведьма Измерений: закинув ногу на ногу, водрузив кота себе на живот, и периодически мурлыкая, он продолжал говорить, напомнив Курогане держать зонтик повыше, дабы кусочек тени защищал и его и не менее наглое животное.
Большую часть трепа шиноби действительно не понял, в силу своей не любви к магии в целом, как и к магам, вернее и особенно к одному конкретному, тем не менее продолжая слушать.
- Суть в том, - заключил юноша, - что этот мир долго не протянет. Сам видишь, солнце «съедает» все вокруг. Медленно и мучительно. Конечно не скоро, не через сотню лет, нет, не через тысячу…может через несколько тысяч лет, оно сожгет его полностью. Пусть люди за время учатся приспосабливаться к выживанию, все равно - вечно приспосабливаться они не смогут. – Фай почему-то фыркнул, чмокнув зверька в соленый носик.
- В конце концов этот мир перестанет существовать…Я знаю, нам до этого нет дела, ведь уже через пару дней мы уйдем…однако это здесь пройдут тысячелетия, а для нас, может быть, всего год, или день, прежде чем жара уничтожит все живое… Я почувствую, обязательно, не сомневайся…- последовал короткий, убедительный кивок, - даже если мы будем уже в совершенно другом мире, я смогу почувствовать, сам не знаю почему, гибель именно этого мира – с другими такого не случалось…вот я и подумал…пока мы тут, давай отпразднуем…просто выпьем чего-нибудь….побеседуем…ведь ничто не вечно, даже миры…Понимаешь?
Маг задрал голову, уставившись на Курогане своими большими глазами, словно сластена, выпрашивающий конфету.
Откровенно говоря, понял Курогане отнюдь не все. Но фраза «ничто не вечно» пробрала его до потрохов, заставив поежиться. Ведь тут маг не слукавил, не съехидничал…Не вечно ИХ путешествие. Вот что он имел ввиду.
Не вечен пацан, который, возможно, благодаря своему дару, проживет дольше Курогане, но не дольше мага. Не вечен Курогане – людям без дара магии, свойственно стареть, как всем смертным. А вот сам маг…он тоже не вечен. Но живуч как паразит, и проживет гораздо дольше. Когда путь подойдет к концу для него, воина, и пацана, маг продолжит идти и скитаться…только что будет искать, Курогане вряд ли уже узнает…
- Черт, маг, умеешь ты заставить задуматься, - мужчина встряхнулся, грубо спихивая с колен разомлевшего товарища, - поднимай задницу, мы возвращаемся. Будем пить за что захочешь, и делать все что захочешь…в приделах разумного, - быстро добавил он, заметив подозрительно живо загоревшийся азарт на дне золотых глаз, - этого, - кивок в обнимаемого магом кота, - можешь прихватить в качестве сувенира, все равно бродячий. Судя по грязной морде и отсуствию ошейника. Не приживется, оставим в ближайшем подходящем мире, чтобы хоть что-то отсюда уцелело, и, – поднявшись, мужчина резко обернулся, схватив друга за подбородок и притягивая к себе, будто собирался выплеснуть в бледное лицо все скопившееся раздражение. Но вместо этого лишь проведя большим пальцем по коже, - ты давно о вечности думать начал? Бросай это дело. Я со своим везением еще лет 60 протяну, тебе хватит, а там подумаешь догнать – милости прошу в загробный…мир, нда…А до этого, не забивай голову, в том числе и мыслями « время летит быстро, бла-бла-бла». Маги живут долго – факт, так может пора начать жить не «долго», а «счастливо», м?
- Экий ты, Куро-сама, - удивленно воззрился на шиноби тот, - обычно из тебя клешнями слово вытягивать приходится, а тут глядите как – разговорился. – Тонкие губы нервно дернулись в улыбке, - много говорить – моя привилегия, не находишь?
Хмурый взгляд прошелся по тощей фигуре, раздалось сочувственное покашливание, а после мага схватили повыше локтя и куда-то поволокли, сопровождая бурчанием типа « откормить бы тебя как следует, а то ты в своем бреду жрать ни хрена не хотел» или « ты меня своими речами в гроб загонишь, философ, или в литургический сон провалюсь, внемля твоему бреду».
- С тобой в один день умереть предлагаешь? – замурлыкал Фай, поборов желание потереться щекой о могучее курогановское плече.
Идти следом за воином и тащить в одной руке мирно болтавшего лапками кота, оказалось трудновато – шаги тот делал километровые.
- Я не сантиментальный романтик, - серьезно напомнил Курогане, - толкающий речи а-ля «Нет, любимый, продолжай жить несмотря ни на что», и так далее, так что умереть в один день не такая уж плохая идея – вместе на перерождение отправимся, или как там это та гадалка из недавнего мира называла?…А потом пацана и принцессу отыщем…и так из жизни в жизнь. Представляешь?
- Это слишком…оптимистично, - вздохнул маг, вышагивая рядом под тенью розового зонтика, – а от тебя подобные речи вообще слышать – страх один.
- На солнце перегрелся, - осчастливил ответом воин, - хотя тут скорее сказывается тесное соседство с неким болтливым существом, которое иногда забывает помолчать и несет всякую ересь.
- Все равно – слишком, даже для меня. Никогда о таком не задумывался.
- А ты задумайся, - последовал мгновенный совет, - включи фантазию, помечтай о прекрасном, а не съедай себя за живо вопросами, ответы на которых все равно не получишь, а если и получишь, то вряд ли останешься доволен. И вообще, - Курогане резко затормозил, картинно закатив глаза, когда не успевший отреагировать маг с разбегу впечатался тому носом в плече, - я тебе это повторяю в каждом из миров, повторю еще раз, - резкий разворот, и багряный взгляд вперился в золотой, - если понадобиться, я вырву тебя из вечности, сколько бы ты ни сопротивлялся, потому что жизнь без тебя обретет смысл разве что…в другой жизни…Как-то так…Или не так? По моему я перепутал слова. Агрррр! Проклятая жара!
- Звучит как признание в любви, Куро-сама, - шутливо отозвался маг, следя за реакцией друга, - я уже полностью проникся твоим желанием оставить меня рядом, при этом не спрашивая моего мнения.
- Все язвишь? Ты свое мнение высказал, когда решил продолжить путешествие, так что отмене оно не подлежит – пора уж свыкнуться…..а что касается отпраздновать, - Курогане на миг сжал губы, - вот отосплюсь после круглосуточных посиделок у твоего ложа, восстановлю хорошее расположение духа, тогда – на здоровье, если обещаешь так же дежурить у моего, соглашусь праздновать предложенное тобой хоть неделю, хоть две, а потом возьму с тебя еще одно обещание в качестве бонуса. Согласен?
- А не велики ли запросы? – округлил глаза Фай, - требовать с меня помимо прочего еще что-то?
- На «прочее» ты подписался, когда проснулся в моей кровати после - хвала небесам - наконец состоявшегося откровенного разговора, - по хозяйски продолжая смыкать пальцы на фаевском предплечии сообщил шиноби, таща свое белокурое недоразумение дальше, - так что я имею все права взыскать с тебя по полной, не ограничиваясь периодическими недовольствами в твой адрес, на кои имею полное право…
- Ну вооооооот, я то думал что могу порой вспомнить прошлое и постонать в силу привычки…
- Стонать ты будешь в силу кое-чего другого, - пообещал японец, - а пока ограничимся твоим «отпраздновать», и моим заслуженным отдыхом. И надеюсь эта животина, которую мы с собой берем, приучится спать под твоим боком, поскольку с меня предостаточно и Моконы …
Маг коротко хихикнул. Идти оставалось совсем немного, и те короткие, бессмысленные препирательства канут в небытие, стоит лишь входной двери гостиницы впустить их обратно, а захлопнувшись, стереть весь разговор, родившийся под жаркими лучами солнца, потому что и маг и шиноби, знают - все вопросы давно решены, и если возникают размолвки, ссоры и много чего другого, то только потому, что порой воспоминания, тщательно скрываемые в нитях туманов прошлого, иногда находят выход, напоминая о себе свежим, струящимся в их душах родником, который не высушит никакая жара, или солнце. Чужое ли, или родное – не важно.


@темы: Fay, Kurogane, White Mokona

Комментарии
2012-06-27 в 18:28 

Koyomy
Лентяй и мечтатель. // Если обращаться по [L]нику[/L], я точно услышу.
ябпочитал! Но отбетить бы

2012-06-27 в 18:35 

Fatenight
Bokutachi wa Tenshi datta
Дык нема ж беты пока(

2012-06-27 в 18:38 

Koyomy
Лентяй и мечтатель. // Если обращаться по [L]нику[/L], я точно услышу.
Fatenight, Надо прикормить, и будет ащ-ащ, хотя и некоторый ООС :)

   

CLAMP Academy

главная