Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:57 

Калейдоскоп памяти

Название: Калейдоскоп памяти
Автор: [жнец]
Фэндом: Tsubasa RC
Пейринг: Курогане/Фай
Статус: в процессе
Рейтинг:PG-13
Размер: макси
Жанр: angst
Дисклеймер: отказываюсь
Размещение: только с этой шапкой и разрешения автора
Аннотация: История любви и стоящих на ее пути предрассудков. Действия разворачиваются спустя три года после изложенных в манге событий. Шаоран пребывает в депрессии, страстно желая вернуться к возлюбленной. Фай безуспешно пытается донести до Курогане свои чувства. Неожиданно друзья оказываются в центре сложной, запутанной интриги, полностью изменившей их судьбы.
Предупреждение:в четвертой главе обратить внимание на фразу под заголовком, выделенную курсивом! ООС второстепенных персонажей, не относящихся к основному пейрингу.
1. Дом среди леса, часть 1
1. Дом среди леса, часть 2
2. Шинигами
3. Мир цветущей сакуры, часть 1
3. Мир цветущей сакуры, часть 2
4. Коса смерти, часть 1
4. Коса смерти, часть 2

* * *
Отвратительно…
И хотя Курогане ушел почти час назад, это жуткое слово продолжало висеть в воздухе, звучать в голове мага так же громко и отчетливо, как раньше. Ему едва удалось взять себя в руки, перестав оплакивать крушение последних надежд, и хотя рыдания прекратились, их отголосок еще долго отдавался во всем теле неконтролируемой дрожью. Свернувшись клубком на кровати, Фай прижимал колени к груди. Как бы ни пытался он успокоиться, его трясло, словно в лихорадке, а на глаза то и дело наворачивались слезы, стоило только вспомнить лицо Курогане, когда тот брезгливо скривился, перед тем как уйти. Первые секунды, оставшись в угнетающем одиночестве, когда, казалось, даже стены комнаты желали его раздавить, Фай сидел, уставившись в закрытую дверь бессмысленным, ничего не выражающим взглядом. Понимание произошедшего обрушилось на него так внезапно, что он сам не заметил, как оказался беспомощно всхлипывающим на полу среди летающих перьев и распотрошенных в гневе подушек. Затем маг долго лежал, пытаясь придти в себя, испытывая странное облегчение от мысли, что скоро его страдания прекратятся. Он уже давно свыкся с тем, что умрет, но, потеряв последнее, поддерживающее его волю к жизни, перестал бояться смерти. Еще месяц назад, когда Курогане вернулся из владений жнеца, Фай с содроганием понял, на что себя обрек. Назад пути не было. Ему предстояло выбирать между жизнью воина и своей собственной. Он ни секунды не колебался, обрекая себя на смерть, и, если пожалел когда-нибудь о решении отправиться на поиски брата, то лишь потому, что подверг любимого опасности. Собственная участь ужасала Фая, но он прекрасно понимал, что ничего не в силах изменить. Ошибка, допущенная магом в тот лунный вечер, стоила ему жизни. И хотя Фай всем сердцем желал обезопасить любимого, так скоро сдаваться на милость жнеца он не собирался. Раз ему все равно предстояло умереть, пусть его жертва не будет напрасной. Помимо горячего желания спасти брата, волшебником двигали эгоистические мотивы - исполнить, наконец, свою заветную мечту: хотя бы на закате жизни познать счастье обладания любимым. Фай с горечью понимал, насколько подло с его стороны так долго оттягивать миссию по спасению брата. И каждый вечер искренне собирался исполнить свой долг, но все равно засыпал рядом с Курогане, не в силах его оставить. Магу просто необходимо было перед смертью услышать признание в том, что он нужен, любим, а потому жизнь его не была напрасной. И пока он всячески пытался достучаться до сердца воина, срок, отведенный жнецом, подошел к концу. Теперь, пребывая в плену раздирающей сердце боли, Фай был даже рад, что жить ему осталось три дня.
С трудом поднявшись с кровати, он пересек комнату и стер с зеркала пыль. Осторожно распутал узел и опустил на тумбочку ставшую ненужной повязку. Мерцающая в неровном свете поверхность отразила усталые осунувшиеся черты. На бледном лице отчетливо проступали следы рыданий: красные, припухшие от слез глаза смотрели потерянно и печально. Один, наполненный магией, остался нежно голубым, другой – желтый – казался безжизненным и потухшим. Вздохнув, Фай закрыл ладонью тот глаз, который долгое время прятала под собой уродливая повязка. Он так и не смог смириться с тем, что потерял большую часть своей магии, заплатив этим за возможность свободно перемещаться в другие миры.
Когда юноша очнулся в своей постели, проклятие, посланное разозленным шинигами ему вслед, ослабило Фая настолько, что магия не смогла сразу побороть в нем вампирскую кровь. Это позволило, связавшись с Ватануки при помощи дежурившей у постели Моконы, расплатиться за желание единственным, что у него было. Намеренный до конца скрывать от друзей свои планы, юноша попросил зверушку во время разговора немного поспать, и после ничего не говорить об этом Курогане и Шаорану. Тогда он еще не знал, насколько кстати окажется их неведение.
Потеря магии стала для юноши огромным ударом, но именно она позволила Фаю сохранить в тайне личность укравшего косу колдуна. Иначе, коснувшись его, Курогане тут же узнал бы правду. Выбирая мир, в который им необходимо было перенестись из-за загаданного японцем желания, юноша решил вернуться в самое безопасное, по его памяти, место. Какой же шок он испытал, узнав, что и оно охвачено войной, как и почти вся остальная вселенная. Умирая, Фай хотел быть уверен, что покидает Курогане в безопасном месте, но жестоко ошибся, выбрав не тот мир. Впрочем, спокойных уголков с каждым годом во вселенной становилось все меньше, и даже в самых тихих, уединенных странах нельзя было предугадать, что случиться через пару лет.
Теперь, продолжая с болезненным любопытством разглядывать себя в зеркале, Фай еще раз поразился, насколько предусмотрительна оказалась Ведьма. Она не только облачила его в дурацкий костюм одноглазого пирата, предвидя, какое желание маг загадает, и чем ему за это придется заплатить, но и посоветовала надежно спрятать косу в другом мире. Неудивительно, что Курогане не почувствовал никаких вибраций.
На прощание оглядев комнату, в которой он последние недели был так счастлив, юноша переместился в указанный Ведьмой мир. И сразу же северный ветер заставил Фая сжаться от холода. В лицо ударили колючие осколки льда. Он здесь уже был, когда, очнувшись, переместился в неведомую страну с целью спрятать похищенные у шинигами ножницы. Он зарыл их в лесу под высохшим деревом, настолько огромным, что его ни с каким другим нельзя было перепутать. И сейчас очень быстро его нашел. Переплетенные ветви мрачно чернели на фоне грозовых туч и казались особенно жуткими от того, что теперь на них восседала стая гигантских воронов. Их глаза и перья блестели, а зловещее карканье казалось предзнаменованием скорой беды. Поежившись от охватившего его дурного предчувствия, Фай спрятал косу в карман плаща и направился в сторону замка, высокие шпили которого тревожно поблескивали в свете луны. Он легко взобрался по широким ступеням и открыл массивную парадную дверь, удивляясь отсутствию стражников. Пока маг крался по пустынному коридору, вслушиваясь в гулкое эхо своих шагов, никто его не остановил, не потревожил. Казалось, замок вымер и призраки – единственные существа, населяющие его.
Наконец, Фай достиг заветной комнаты, дорогу к которой детально обрисовала Ведьма в своих воспоминаниях, передав их магу посредством прикосновения к его вискам. Двустворчатая дубовая дверь достигала самого потолка и, пересеченная металлическими пластинами, казалась невероятно тяжелой. Но стоило притронуться к шершавой поверхности – и она с легкостью отворилась, словно только этого и ждала, пропуская Фая в огромную, освещенную тревожным мерцанием факелов комнату. Первое, что бросилось магу в глаза, заставило его в ужасе отшатнуться, а затем несмело податься вперед, разглядывая представшую перед ним картину. У противоположной стены, укрытая ниспадающим балдахином, стояла уже знакомая кровать, а на ней в плену одеял и подушек раскинулось неподвижное тело. Воздух вокруг застывшего на постели юноши сгустился, став видимым и, скорее всего, осязаемым. Его словно окружала завеса воды, которая, преломляя падающий от факелов свет, заставляла пространство вокруг кровати едва заметно мерцать. С того места, где стоял Фай, была отчетлива видна лукавая улыбка, застывшая на окаменевшем лице юноши. То ли из-за неровного блеска чадящих факелов, то ли по причине застывшего времени, образовавшего вокруг юноши своеобразный кокон, конуры тела казались неясными, смазанными, но Фай сразу узнал брата. Когда первое оцепенение схлынуло, он кинулся к близнецу, движимый страстным желанием его обнять. После стольких лет разлуки, боли и угрызений совести ощутить под ладонями теплоту его тела, убедиться, что он действительно жив, и те жуткие события прошлого можно забыть, словно страшный сон. Фай сжал в руке косу, готовый вырвать брата из ловушки застывшего времени, но путь ему неожиданно преградила толпа вооруженных мечами воинов. Они выплыли из темноты, живой стеной вставая между магом и огромной кроватью, на которой, словно наложница, возлежал его брат. Будто из ниоткуда появилась Фиона в сопровождении высокого человека в мантии и короне, смутно поблескивающей на почти седой голове. Мужчина остановился, изумленно разглядывая мага.
- Он…
- Да, невероятно похож, - закончила за него Ведьма, прикуривая и выпуская изо рта клубы дыма. - С косой… Как я и обещала.
Фай затравленно посмотрел на Графиню. Фиона спокойно выдержала его взгляд. В длинном плаще мужского покроя, с гладкими волосами, стянутыми назад, она казалось особенно безжалостной и строгой. Свет от факелов упал на лицо, отразившись в круглом стекле монокля и неестественно увеличив ее правый глаз. Жуткая догадка пронзила Фая – зрачков у женщины не было, только черное пламя радужки, настолько пугающее, что он, не выдержав, опустил взгляд. Ведьма улыбнулась и невозмутимо сказала:
- Извини, я тебя обманула… Ничего личного, просто так было надо… Это не твой брат.
Чувствуя, как холод сковал все внутри, Фай мрачно кивнул, с мучительной ясностью осознав, какую ошибку допустил, поверив тогда Фионе. Его внезапно охватила такая слабость, что он удивился, почему еще держится на ногах - настолько тело вдруг стало неподъемно тяжелым.
- Почему? – сдавленно прошептал маг, разглядывая пол под своими подошвами.
- Долго объяснять, - ответила Ведьма.
Фай механически кивнул, не в силах поднять глаза.
- И все же? - горько усмехнулся он.
- И все же, - прошептал она, вдруг оказавшись совсем рядом, - смотри.
Прохладные пальцы легли на виски и, как в прошлый раз, едва ощутимо надавили. Ясная и отчетливая картина тут же возникла перед глазами. Исчезла темная, изрезанная тенями комната, пропало лицо Фионы, которое секунду назад маячило перед ним, пространство озарил мягкий свет, падающий от открытого камина, и фигура, до этого неподвижно лежавшая на постели, вдруг задвигалась.
- Иди ко мне, - прошептал светловолосый юноша, томно изогнувшись на кровати.
Человек, в котором волшебник без труда узнал недавнего спутника Ведьмы, усмехнулся и распахнул халат.
- Надеюсь, ты сделал все, как обещал, и избавился, наконец, от этой противной женщины, - капризно надул губки парень, поразительно похожий на Фая. – Я больше ни с кем не хочу тебя делить.
Мужчина кивнул, явно польщенный словами молодого любовника, и, чуть помедлив, шагнул к нему.
- Да, я отправил ее в монастырь, хотя она этого и не заслуживала, - чуть грустно заметил он, еще не успев отделаться от навязчивого чувства вины. Несмотря на излишнюю нервозность, жена короля была неплохой женщиной, единственным недостатком которой оказалась излишняя ревность его нового фаворита.
- Она заслужила это уже тем, что мешала тебе каждую ночь приходить ко мне, - прошептал юноша, призывно распахивая на груди легкий халатик. - Ну иди ко мне, я заставлю тебя обо все забыть.
Мужчина подался вперед, но неожиданно наткнулся на нечто прозрачное и вязкое, не пропускавшее его дальше.
- Что за?.. - прошептал он, поднимая глаза и в ужасе отмечая, что любовник его не двигается. Несколько минут король наблюдал за ним, но поняв, что за все это время веки юноши ни разу не дрогнули, испуганно отшатнулся, опрокинув стоящий позади стеклянный столик. Застывший в своем юном великолепии парень походил на изящную скульптуру наподобие тех, что в изобилии украшали дворец короля. Мужчина еще раз попытался к нему подойти, но вязкая, липкая субстанция удерживала его на месте.
- Что происходит? – в панике прошептал король, и, отвечая на эти слова, из темноты раздался вкрадчивый голос:
- Время застыло подобно куску янтаря, запечатлев красоту вашего любовника в последнем мгновении его сознательной жизни.
- Кто здесь? – крикнул мужчина, растерянно оглядываясь по сторонам. Никто без спроса не мог проникнуть в опочивальню правителя. Грозная свита, вооруженная до зубов, надежно охраняла покой короля и его фаворитов. Но, словно тень, отделившись от темноты, из мрака выплыла гибкая фигура женщина и остановилась рядом с камином. Мрачно сверкнул монокль, и на какое-то жуткое мгновение мужчине показалось, что глаз незнакомки, визуально увеличенный стеклом, лишен зрачка. Но наваждение развеялось, как только незваная гостья заговорила.
- Позвольте, представиться, - насмешливо сказала она, изобразив книксен, больше напоминавший издевку. – Та, кто исполняет желания.
- Что? Какие желания? Как тебе удалось проскользнуть мимо охранников?
- Вы задаете не те вопросы, - небрежно отмахнулась незнакомка и, нагнувшись, прикурила прямо от открытого пламени, полыхающего в камине. С наслаждением затянувшись, женщина посмотрела на короля. – Неужели у вас больше нечего у меня спросить? Может, сразу приступим к делу?
- Что с…
- С ним все в порядке. Время вокруг него остановилось, и он застыл вместе с ним.
Мужчина изумленно молчал, поэтому, стряхнув пепел на пол, «Та, кто исполняет желания» продолжила:
- Это проклятие, насланное вашей женой из мести.
- Убью мерзавку! – вскричал король, порываясь тут же отправиться за головой женщины.
- Не утруждайтесь, она уже мертва, - спокойно сказала Ведьма.
- Что?
- Я убила ее. Это стало платой за исполнение желания.
- Что тебя от меня надо? – в панике отшатнулся мужчина, пятясь спиной к выходу. Странная незнакомка пугала его, а то, что ей каким-то образом удалось обойти стражу, совсем не внушало спокойствия.
- Вопрос поставлен не верно: что ВАМ от меня надо? – насмешливо поправила женщина. – Я могу помочь, - вкрадчиво прошептала она, кивнув в сторону неподвижного тела, – освободить из ловушки застывшего времени.
- И что я должен для этого сделать?
- Просто загадать желание.
С болью вглядываясь в молодые черты, за последнее время ставшие королю такими любимыми, мужчина медленно, все еще сомневаясь, кивнул.
- Хорошо, - задумчиво проговорил он, - освободи его, сними проклятие.
- Не могу, - ответила странная гостья, заставив правителя гневно сверкнуть глазами в сторону горящего камина, облокотившись о который, женщина невозмутимо курила.
- Ты что издеваешься, Ведьма?!
- Я не Ведьма, - небрежно заявила незнакомка, - И я действительно не могу исполнить желание, сформулированное таким образом. Ваша жена, взбешенная предательством со стороны своего мужа, обратилась ко мне и, страстно желая отмстить, потребовала навсегда разлучить супруга с человеком, разрушившим ее брак. Исполняя желания, я наслала это проклятье, и теперь не могу его снять, не нарушив условия сделки. Пусть ваша жена мертва, но за свою месть, она заплатила жизнью, и даже после ее смерти я вынуждена соблюдать договор. Проще говоря, не имею права забрать обратно ее желание.
- Ты! Это сделала ты?!- гневно вскричал король. – Зачем ты вообще сюда пришла?! Насмехаться?
- О нет, что вы. Я сказала, что не имею права нарушить ее желание, но вполне могу помочь вам сделать это самостоятельно. И если вы хотите освободить своего любовника, то за определенную плату я доставлю вам человека, способного это устроить.
- Мои вассалы – могущественные колдуны. Возможно, я смогу справиться без твоей помощи… и совершенно бесплатно, - осторожно проговорил король, буравя незнакомку подозрительным взглядом.
- Я бы на вашем месте не была так уверена. Проклятье мое не снять, но можете позабавить меня и попробовать это сделать. Застывшее время способна разрезать только коса жнеца – самое острое орудие во вселенной.
- И что же мне делать?
- Загадайте желание – и коса смерти будет доставлена сюда.

Фай отшатнулся, почувствовав, как чужие воспоминания покидают его, рассеивая наведенный Фионой морок. Боль, словно тысяча разгневанных ос, ужалила сознание, и в глазах потемнело от резкого перехода к реальности. Слов не было. Как только он избавился от чужих, отстраненных эмоций, понимание собственной жуткой ошибки ударило мага наотмашь, пронзив почти физической болью, и слезы моментально заблестели в уголках глаз. Отчего-то вспомнилось побледневшее лицо Курогане, когда тот по вине Фая навсегда утратил возможность вернуться домой. О Шаоране, превратившемся из некогда решительного юноши в изможденного старика, думать совсем не хотелось. Но, похоже, его потерянный взгляд теперь до скончания дней будет преследовать волшебника по ночам. Мысль о том, что именно он, Фай, виновен в том, что с ними случилось, оказалась последней каплей, заставившей лодку пойти ко дну, и юноша рухнул на колени, охваченный безграничным отчаянием. Он все испортил! И ради чего? Ради чего Курогане остался в охваченной ненавистью и страхом стране, без единого шанса вернуться в Японию? Ради чего им пришлось поступиться своими принципами и бросить Шаорана одного, когда тому как никогда нужна была поддержка и помощь? Ради того, чтобы Фиона превосходно выполнила очередное желание, и незнакомый юноше человек получил косу после всех пережитых друзьями страданий? Фай сидел на холодном полу, не в силах поднять взгляд. Было до слез обидно, стыдно и больно.
- Моя коса, - тихо сказал король, уже направляясь в сторону мага, но Фиона оказалась проворней и, стремительно проскользнув между стражниками, первой выхватила косу из ослабевших пальцев волшебника. Мгновение – и она уже сидела на краю одного из опоясывающих залу окон, находившегося слишком высоко, чтобы ее достать, и, усмехаясь, издевательски поигрывала на свету ножницами. Задрав голову, мужчина изумленно уставился на Фиону, но, когда смутное понимания того, что произошло, промелькнуло в его глазах, он весь затрясся в приступе неконтролируемого гнева.
- Мерзавка! Отдай косу! – вскричал король, жестом приказывая стражникам быть наготове. Ведьма широко улыбнулась. Узкие окна находились под самым потолком, и только лучники могли ее достать.
- Договор есть договор. За свое желание вы должны заплатить, - медленно сказала Фиона, поворачивая косу так, чтобы в лунном свете она была хорошо видна.
- Ты должна была отдать ее мне! – заорал мужчина, весь красный от бешенства.
- Нет, - спокойно возразила Ведьма, - желание звучало не так. Я обязалась привести сюда человека, обладающего косой жнеца. Он здесь, - кивнула женщина в сторону Фая, - ножницы тоже, - добавила она, демонстрируя их королю. – Дальнейшие события не оговаривались. Фактически я выполнила ваше желание, и теперь всего лишь забрала свою плату.
- Ах ты, маленькая лживая дрянь! – вскричал король, чуть ли ни топая ногами в бессильной ярости. Воины, заполнившие комнату, тщетно пытались соорудить из мебели достаточно устойчивую конструкцию, по которой смогли бы добраться к Фионе. Но потолок был слишком высоким, а королевские стулья, столики – хрупкими. Они то и дело выскальзывали из-под ног, а то и вовсе ломались под тяжестью лат и оружия.
- Мерзкая отвратительная су…
- Еще одно слово, - сладко прошептала Фиона, и даже в темноте было видно, как хищно сверкнули ее черные, лишенные зрачков глаза, - и вы больше никогда не сможете говорить.
И хотя сказано это было тихим, вкрадчивым тоном, воздух вокруг сгустился от почти осязаемой угрозы, заставившей короля мгновенно замолчать и вспомнить, с кем он имеет дело.
- До встречи, - удовлетворенно кивнула Ведьма и скрылась в темноте лишенного стекол окна.

Это был третий день его заточения в мрачном, наполненном сыростью и холодом подземелье, в которое приказал отправить мага король, как только Фиона скрылась из вида. Лунный свет падал в камеру из маленького, расположенного под потолком окна и вырисовывал на полу тени от прутьев решетки. За металлическими штырями, ограничивающими свободу Фая, тянулся длинный, исчезающий во тьме коридор, до ужаса напоминающий ему пещеру, в котором он скрывался от Бога Смерти. Заглядывая в эту мрачную глубину, маг чувствовал, как сердце сжимается от суеверного ужаса и как гуляющие в подземельях сквозняки обдают его тошнотворным запахом плесени.
Эти трое суток он наблюдал смену дня и ночи, с горьким отчаянием вглядываясь в зарешеченное окно и понимая, что ему не выбраться из запечатанной магией клетки. С каждым новым заходом солнца паника возрастала, разъедая душу вместе с пугающей мыслью о том, что времени остается все меньше и меньше. Срок, указанный жнецом, подходил к концу, и Фай не переставал ругать себя за то, что так долго откладывал свою миссию. Будь маг предусмотрительней, подобного удалось бы избежать. Теперь, понимая, что он, возможно, станет невольной причиной смерти любимого, Фай страдал сильнее, нежели от голода, возрастающего с каждым днем. Вечером ему оставляли на подносе еду и снова забирали утром нетронутую. Вампирская сущность мага настойчиво требовала крови, а сердце рвалось к любимому, мечтая обезопасить его. Все это время Фай находился один, запертый в тесной клетке, в которой и кроватью, и креслом ему служила охапка соломы, примятая в дальнем углу. От жажды и невозможности что-либо сделать перед глазами постоянно пульсировали багрово-черные точки. Маг был обессилен настолько, что едва стоял на ногах. Три раза юношу навещал король и, застыв рядом с решеткой, молча его разглядывал. Так и не сказав ни слова, он разворачивался и уходил, не обращая внимания на мольбы, летящие ему вслед. Фай пребывал в отчаянии. Ему казалось, еще чуть-чуть – и он сойдет с ума. Мысль о том, что Курогане умрет, да еще умрет по его вине, заставляла мага выть в голос. Но рыдания и крики были бессильны перед магией, оплетающей прутья решетки.
Он должен был во что бы то ни стало попасть во владения жнеца! Пусть даже без косы, но прийти вовремя, чтобы оградить Курогане от мести разозленного шинигами. Для этого необходимо было умереть. Но как? Размышления, хватит ли у него духа размозжить череп о стену, были прерваны тихим покашливанием, призванным привлечь внимание колдуна. Вздрогнув и подняв голову, Фай задохнулся в клубах дыма, тут же ударившего в его лицо. Отдышавшись, он огляделся по сторонам и от неожиданности отпрянул, заметив напротив черные, мерцающие в полумраке глаза. Ведьма улыбнулась и снова выпустила изо рта облако дыма.
- Я так сожалею, - сказала она наигранно огорченным тоном, - поэтому пришла загладить свою вину.
- Я хочу загадать желание, - тут же выпалил маг, поднимая на нее покрасневшие, воспаленные от рыданий глаза.
- Да? – вскинула бровь Ведьма. – И какое же?
- Верни мне косу смерти.
- Нет, - улыбнулась Фиона. – На данный момент твое желание невыполнимо. Но, - хитро прищурилась она, - у меня есть то, что должно тебя заинтересовать.
Ведьма просунула между прутьев решетки странный сверток и вложила в ладони мага.
- Что это? – недоверчиво спросил Фай.
- Подарок, - лаконично ответила она.
Синяя бумага смутно мерцала в подающем от окна лунном свете и хрустела под пальцами, пытающимися ее развернуть. С трудом справившись с подарочной упаковкой, Фай извлек наружу огромный, чуть изогнутый нож. Широкое лезвие отражало блики луны, и, даже не касаясь его, маг понял, насколько оно острое.
- Здесь холодно, - цинично заметила Ведьма, - так что запястья кромсать не стоит, кровь плохо пойдет. Лучше прямо в сердце, или, - нагнувшись, она коснулась ледяными пальцами бьющейся над воротником вены, - в сонную артерию.
Сказав это, женщина развернулась, чтобы направиться вглубь коридора, затянутого непроглядной тьмой.
- Ведьма? – сдавленно позвал Фай.
Фиона остановилась и, не оглядываясь, слегка повернула голову, чтобы в который раз возразить.
- Я не Ведьма.
- Кто тогда?
- Я, - широко улыбнулась женщина, и даже в темноте было заметно, как сверкнули алым ее глаза, - Демон.




@темы: Fay, Kurogane, Kurogane\Fay, Other character, PG-13, Tsubasa:RC, Кроссовер, Яой

Комментарии
2011-03-21 в 17:15 

KanameX
Я с телефона сегодня на паре, в маршрутке, идя по улице, читала и не могла оторваться! Бедный Фай! Вот это облом! Столько всего сделать и в пустую! Когда ведьма ему нож дала - у меня сердце остановилось.
[жнец], вы садист. Что не глава - на самом интересном месте. И снова ночи без сна и сотни предположений что же будет дальше.:rotate:
Самый интересный фанф по Цубасе который я читала.:hlop: С нетерпением буду ждать продолжения!!!!:vo:
Вопрос:
Парень застывший во времени, что так похож на Фая. Это просто двойник из другого измерения?

2011-03-21 в 17:21 

Спасибо, мне очень приятно, что фик произвел впечатление. Следующая глава будет последней, обещаю не затягивать. Да, парень застывший во времени, всего лишь двойник Фая.

2011-03-21 в 17:26 

KanameX
Следующая глава будет последней, обещаю не затягивать
Не знаю радоваться или плакать. Как сладко ожидание... Мне их будет очень не хватать:weep3:

2011-03-22 в 15:55 

Kupriyano4ka
Не зря, не зря я так долго ждала главу ))
Читала вчера весь вечер, не могла оторваться. Комментарий оставить решила днем, когда соберусь с мыслями, потому что их накопилось много, а превращать отзыв в бесформенное "няяяя" я не хотела. Вы знаете, как я этого не люблю ))
читать дальше
Еще раз благодарю вас за ваше творчество, это одно сплошное удовольствие!!

2011-03-22 в 18:42 

Fatenight
Bokutachi wa Tenshi datta
Наконец дождалась главу. Восхитительно - и этим все сказано. Жду продолжения)

2011-03-23 в 02:32 

katjes_es_es_es
Kupriyano4ka
Работа автора дейтсвительно восхитительная, и, если Вам так понравились персонажи, я Вам от всей души советую прочитать оригинальную мангу. Фай в каноне тоже просто умопомрачительный. Хоть в манге и нет таких откровенностей, как в фанфике, между ним и Курогане всё равно ого-го как искры летят, причём практически с самого начала))

2011-03-23 в 10:33 

Kupriyano4ka
katjes_es_es_es, у автора все работы потрясающие, и эта - не исключение :yes::yes::yes:
По поводу знакомства с оригинальной мангой... если у меня когда-нибудь появится достаточно свободного времени для этого, я обязательно прочитаю. Особенно, после ваших слов: Фай в каноне тоже просто умопомрачительный. это интересно ) да и "искристые отношения" я всегда любила, наблюдать за ними всегда любопытно ) благодарю вас за "завлекалочку", я учту =))

2011-03-23 в 17:31 

MishkaGummiShinigami
о,дааааааа. сегодня тоже все семинары читала взахлёб. спасибо большущее автор, вы великолепны!!!!!!!!

2011-03-23 в 22:50 

katjes_es_es_es
Kupriyano4ka
Ну, любимая манга, не могу удержаться от рекламы)))
Конечно, в каноне персонажи тоже замечательные, у фанфика всё-таки не из пустоты ноги растут. Правда, могу Вам сразу сказать, что ожидать откровенных сцен и пламенных признаний не стоит - манга всё же скорее подаётся, как приключенческая (а ближе к концу всё больше психо-триллер :spriv: ). Да и Кламп это, они секас не рисут)))
Может, Вас заинтересует:
- тема Фая из аниме: www.youtube.com/watch?v=e06Avgyj8hk
- и тема Курогане: www.youtube.com/watch?v=a_UXXSQbmp8&feature=rel...
Собственно, аниме само к сожалению скорее нет, чем да, но музыка там очень годная))

2011-03-24 в 11:32 

Benedict in love
Струмочок зневаги і калюжа роздратування.
[жнец] прода! долгожданная прода! спасибо, я уж не надеялась, вы сделали мой день! дайте я вас оближу и расцелую:squeeze:

2011-03-24 в 17:09 

Kupriyano4ka
katjes_es_es_es
Ну, любимая манга, не могу удержаться от рекламы очень хорошо вас понимаю ))))
Правда, могу Вам сразу сказать, что ожидать откровенных сцен и пламенных признаний не стоит а почему вы решили, что я их хотела бы видеть? )))) эмоции и характеры в целом, жизненные ситуации и то, как с ними справляются герои - это мне гораздо интереснее, чем рейтинговые акценты. Если кто-то берет на себя смелость писать рейтинговую работу, то все сцены сексуального характера должны быть на уровне, какими бы они ни были. Т.е. не вызывать брезгливого отвращения косноязычностью и тому подобными очевидными ляпами, которые встречаются в огромном множестве фанфиков. Многоуважаемый мной автор справляется с этой задачей великолепно, во всех своих произведениях. Но нельзя не отметить все же, что читаю я работу далеко не из-за рейтинга, а по другим причинам. Так что вы меня не испугали тем, что Кламп это, они секас не рисут ;-) а ближе к концу всё больше психо-триллер теперь еще интереснее стало )
Еще раз спасибо вам за рекомендации и ссылочки )))))

2011-04-04 в 00:17 

Спасибо всем, кто читал этот рассказ, я действительно вложила в него много времени и сил, но все когда-нибудь заканчивается, вот и данная история подошла к заключительному этапу. Как и обещала последняя глава

   

CLAMP Academy

главная