22:37 

Фанфик: «Эвридика»

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
Название: Эвридика
Автор: medb
Фэндом: Tsubasa RC
Персонажи: Курогане, Фай
Жанр: джен, action, сюрр
Рейтинг: PG
Саммари: «Долго оставаться на одном месте смысла не имело, поэтому Курогане уверенно повернул направо – не принципиально было, в какую именно сторону идти, главное идти. Искать. Пробовать, ошибаться и находить снова».
Дисклэймер: Персонажи принадлежат не мне.
Посвящение: для gero_likia
Количество слов: 11 282


читать


окончание в комментариях

@темы: Fay, Kurogane, PG, Tsubasa:RC, Джен

Комментарии
2010-12-31 в 22:37 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
*


И все завертелось, солнце мгновенно провалилось сквозь небо, и день заменился ночью, а потом откуда-то сверху посыпался хлопьями белый снег вперемежку с черным пеплом, и в раскрытое для крика горло хлынула холодная вода, собачьи челюсти оковами сжались на лодыжках, рептилия с женским лицом вонзила в него когти, и лес вокруг грянул ансамблем беспечных птичьих голосов, повалились со стуком гигантские шахматные фигуры на черно-белом поле, схлопнулась карточным домиком ажурная сфера, опрокинулась и разлетелась по камню белая высокая башня, разбились сотни старых зеркал и впились своими осколками в протянутые ладони, забил ноздри густой запах горячего воска…
Курогане заставил себя сглотнуть и открыл глаза.
Белый Клоун, словно только этого и ждал, вяло и с явной неохотой захлопал в ладоши, потом плюхнулся на свой трон и обиженно надул губы, протянув:
- Так нечестно! Ты прошел последнее испытание. Ну и что мне теперь с тобой делать?!
Курогане открыл было рот, собираясь ответить, но собеседник уже снова вскочил на ноги и по-птичьи взмахнул руками, недовольно воскликнув:
- Да знаю, знаю я, что тебе нужно! Хватит уже портить мне игру!!!
А потом он успокоился так же резко и внезапно, как вспылил, и задумчиво склонил голову набок, с новым интересом разглядывая своего гостя. Челка соскользнула с его глаз, позволив увидеть оба одновременно. И каплю-татуировку на белой щеке.
Воин безотчетно помассировал разнывшееся правое запястье, не собираясь проигрывать в сражении взглядов.
Белый Клоун снова взмахнул руками, нелепо запутался в собственных рукавах, чуть не упал. Недовольно фыркнул, наконец привел в порядок одежду и снова рискнул спуститься почти к самому подножию своего пьедестала.
- Что ж… Тебе ведь родители в детстве рассказывали сказки? – внезапно спросил он с привычной хитрой улыбкой. – Всем детям родители обязательно рассказывают сказки! Так вот, все дело в том, что, даже если герой преодолел все препятствия и добрался до тайного замка главного злодея, он не может просто так забрать с собой похищенную принцессу. Сначала он должен угадать, где она настоящая!
С этими словами Белый Клоун вдруг хлопнул в ладоши, так неестественно громко, что звук этот раскатился по залу, как удар грома.
И в то же мгновение весь зал заполонила толпа двойников Фая. Они были одеты совершенно одинаково и выглядели тоже одинаково – единственное различие заключалось в длине волос и цвете – а также количестве – глаз.
И все эти двойники смотрели на Курогане и ждали.
Взгляды, взгляды, взгляды. Сотни знакомых привычных взглядов – веселых, грустных, настороженных, недоверчивых, отчаянных, ненавидящих, живых, мертвых, безразличных, пустых…
Выбор. Все всегда сводится именно к выбору.
Белый Клоун торжествующе улыбнулся, как человек, который успел припрятать еще пару козырных карт, и с деланным безразличием пожал плечами:
- Это на случай, если ты уверен, что тебе нужна именно эта тень. Потому что…
И, не договорив, он повернулся влево. Курогане, не удержав порыва, тоже взглянул в ту сторону, досадуя на себя за то, что попался, поддался…
Там, среди застывших статуями двойников Фая, стояли его родители. Так же молча и неподвижно, взявшись за руки и внимательно глядя на своего выросшего сына.
Мама была бледной и серьезной, ее темно-синие глаза казались глубокими, как два колодца. На груди, на белоснежных одеждах, ярким пятном горел большой алый цветок.
Отец казался старше, чем помнил Курогане, и выглядел каким-то смирившимся и усталым. На его лице появились глубокие складки у губ и морщинки возле глаз, которые не имели ничего общего со смехом.
Они стояли и смотрели на него. Ничего не ожидая, ни о чем не прося, ничего не спрашивая.
Белый Клоун, явно довольный произведенным эффектом, улыбнулся еще шире – так, что показались клыки – и почти промурлыкал:
- У меня здесь очень много бесхозных забытых теней. Ты можешь забрать того, за кем пришел – если, конечно, узнаешь его – а можешь… - он умело оборвал фразу и снова пожал плечами, небрежно бросив: – Учти, это твой единственный шанс.
А Курогане молчал и чувствовал, как в груди что-то рвется. Словно с неслышным звоном лопаются туго натянутые струны.
Белый Клоун тряхнул челкой, снова открывая оба глаза, и опять театрально взмахнул руками, громким шепотом приказав:
- Выбирай!
И тогда Курогане, не сомневаясь и не колеблясь, действуя без раздумий, инстинктивно схватил один из его нелепых длинных рукавов, взметнувшихся в воздух, и коротко бросил:
- Я уже выбрал.
А потом резко дернул рукав на себя, с треском его отрывая, одновременно сделал четыре шага навстречу и другой рукой схватил обнажившееся белое запястье, сдавил изо всей силы, как тисками, почти готовый услышать треск чужих костей.
Хозяин тронного зала потрясенно выдохнул, и с его лица соскользнула кривляющаяся маска, оставив растерянность и неверящий испуг в расширившихся глазах…
Курогане усмехнулся и последним усилием уверенно рванул его к себе, успев еще увидеть, как раскалывается и стремительно тает ледяной трон.
И все закончилось.

2010-12-31 в 22:38 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
*


Сперва он ощутил что-то мягкое под левой щекой. Тонкая прохладная ткань, слабо пахнувшая цветочным мылом.
Простыня.
Потом он почувствовал тягучую свинцовую боль в шее и пояснице, понял, что крепко сжимает пальцы правой руки вокруг чего-то теплого и несомненно живого. Осознал, что все его тело скрючено и намертво затекло от неудобной позы.
Он сидит на стуле, положив голову на край кровати, и держит – держится за – чужое запястье.
Звуки обрушились на него внезапно – далекий гул повседневной жизни города где-то внизу, легкий перезвон ловца ветра у распахнутого окна, беспечное чириканье птиц… и знакомый девичий голос, прерывистый от волнения:
- Мы так испугались, когда Вы ни с того, ни с сего вдруг свалились с диким жаром! И не приходили в себя несколько дней… Наши лекари не смогли отыскать причину болезни, и даже целебная магия Юкито-сан оказалась бесполезна… и моя тоже…
Легкий шелест простыней – и в ответ другой голос, такой же знакомый, мягко-тихий и чуть хриплый из-за вынужденного длительного молчания:
- Все в порядке, Сакура-чан! – улыбку в этом голосе буквально можно было пощупать. – Теперь со мной уже все в порядке! Я сожалею, что причинил вам всем столько волнений и хлопот… Боюсь, причина была в том, что моя магия несколько вышла из-под контроля. Так неловко получилось, мы только заглянули в гости – и сразу причинили столько хлопот…
- Фай-сан, не говорите глупостей! – мгновенный изумленный ответ.
Непродолжительная пауза. Потом Сакура продолжила с наигранным весельем, явно пытаясь побороть свои сомнения:
- Я так рада, что Вы наконец очнулись! Я пойду скажу Шаорану, и Мокона-чан будет просто в восторге! Ой… - тут же осеклась она и добавила виноватым шепотом: – Я так увлеклась, что совсем не подумала о том, что мы можем разбудить Курогане-сан. Он ведь все эти дни сидел рядом с Вами, Фай-сан, и отказывался уходить… Почти ничего не ел и даже не спал, наконец заснул только минувшей ночью…
Похоже, какая-то особенно настойчивая птица запрыгнула прямо на подоконник, потому что надоедливое чириканье стало громче.
Курогане почувствовал, как чужое запястье в его хватке гибко изогнулось, и чужие прохладные пальцы оплели его собственное запястье и сжали в ответ.
- Куро-сама всегда рядом, когда мне нужна его помощь, - едва слышно прошептал, почти выдохнул маг, а потом с прежним весельем в голосе продолжил: – Не беспокойся, Сакура-чан, теперь все будет хорошо! Мне нужно только немного отдохнуть, чтобы восстановить силы…
- Ой, конечно! Я уже ухожу! – воскликнула принцесса, и прежде, чем Фай успел возразить, раздались ее быстрые легкие шаги. – Отдыхайте и ни о чем не волнуйтесь, вечером мы обязательно придем Вас навестить!
Негромкий щелчок закрывшейся двери.
Маг устало вздохнул и сжал пальцы чуть сильнее.
Только теперь Курогане позволил себе пошевелиться, морщась от боли в затекших конечностях, с трудом выпрямился, потирая шею механической рукой. Фай все равно знал, что он не спит.
Воин хрустнул позвонками, повертел головой, чтобы восстановить кровообращение… и только после этого встретился взглядом с магом.
Иссиня-бледное, осунувшееся лицо на высокой подушке. Темные круги под глазами, усталые складки у губ – словно он все эти дни не лежал в мягкой постели, а брел по пустыне без воды и пищи. Слипшаяся от холодного пота челка беспорядочно падала на лоб, распущенные волосы спутанными прядями скользили по плечам – Курогане даже не заметил, когда они успели стать такими длинными. Принцесса с золотыми волосами, ха…
Совершенно изможденное и жалкое с виду существо – только разноцветные глаза смотрят открыто и со спокойным весельем. И на растрескавшихся губах – слабая, но искренняя улыбка.
Курогане выразительно хмыкнул, потер левую щеку, на которой явно отпечатались складки простыни, и только сейчас осознал, что в мире снов – или чем это было – все казалось каким-то немного размытым, словно дрожащим по краям и как будто чуточку выцветшим по сравнению с миром реальным. А еще там почему-то обе его руки были настоящими.
Они молчали довольно долгое время. Потом воин прокашлялся, чтобы прочистить горло, и хрипло спросил:
- Что это было – на самом деле?
Маг заметно погрустнел, хотя взгляда не опустил, и снова едва слышно вздохнул.
- Я не солгал Сакуре-чан, - мягко начал он, - причина действительно была в моей собственной магии.
Курогане терпеливо ждал.
Фай, сдаваясь, прикрыл веки и устало откинул голову на подушку:
- Я не сразу догадался об этом, понял только потом, во время последнего боя с Фей Вонг Ридом… Тогда, в башне, он навесил на меня не только два своих проклятья. Помимо этого он – на всякий случай – превратил меня в бомбу замедленного действия. Перемкнул что-то в моей голове.
Курогане скрипнул зубами. Он догадывался о чем-то подобном, но все равно, догадываться и услышать подтверждение собственных мыслей – совсем разные вещи…
По-прежнему бурлившая где-то глубоко внутри ярость рванула наружу, но за последнее время он научился полноценно ее контролировать, поэтому усилием воли сохранил идеальное внешнее спокойствие.
Потом мысль зацепилась за что-то в словах мага, и воин нахмурился:
- Почему же тогда эта «бомба» сработала только теперь, спустя полтора года, а не сразу после той битвы? Чего она ждала?
Фай снова открыл глаза и перевел взгляд на окно, хотя со своего места мог видеть там только краешек ясно-голубого неба.
- Все это время, - медленно начал он, - мы путешествовали по самым разным мирам, нигде не останавливаясь надолго… А для активации заклятия такого типа обязательно нужен какой-то катализатор.
- И им стало? – хмуро уточнил Курогане, поняв, что слова из придурочного мага теперь придется вытаскивать по одному, словно клещами.
Фай снова вздохнул и свободной рукой потер лицо, потом опять посмотрел прямо в глаза собеседнику и признался:
- Это место. Вернее, Крылья. Ведь они – огромный могущественный артефакт, сосредоточивший в себе огромное количество самой разной магии и других сил… Спустя полтора года странствий мы наконец вернулись в Клоу – и именно Крылья запустили процесс саморазрушения у меня в голове.
Курогане против воли тоже перевел взгляд на окно, потому что именно в той стороне находились проклятые руины. Темно-рыжие пески и выветренные могучие скалы, и священное подземное озеро в их глубине…
Если б это было в его власти – он бы с огромным удовольствием уничтожил само это место.
- Это заклятье не только заперло меня в глубинах собственного подсознания и заставляло медленно сходить с ума, - неожиданно продолжил Фай. – В итоге моя магия освободилась бы от моего тела, вышла из-под контроля – и разрушила бы все в этом мире… - он крепче сжал пальцы на запястье Курогане и вдруг издал короткий невеселый смешок. – Так что в этот раз ты – снова – спас не только одного меня. Без твоей помощи я бы никогда не выбрался.
Он говорил спокойно и непривычно серьезно, но в то же время смотрел куда-то в сторону, и воин уже давно научился понимать, что таким образом маг обычно прячет свое смущение и истинные чувства.
Курогане шевельнулся, тщетно пытаясь устроиться поудобней на жестком стуле, и с напускным недовольством раздраженно уточнил:
- Что именно я сделал? Я имею ввиду – как именно мне это удалось? Если не считать того, что я отвесил твоей ленивой заднице астрального пинка.
Фай вскинул на него удивленный взгляд, а потом наконец снова улыбнулся, разом расслабляясь и опуская плечи – глубокое внутреннее напряжение словно смыло со всего его тела.
- Если не считать этого, - послушно повторил он, - то все дело просто в том, что у Куро-рина скрытый, но довольно сильный дар сновидца.
Курогане, ожидавший чего угодно, но не таких слов, вопросительно нахмурился. Улыбка мага стала мягче, и он негромко пояснил:
- Полагаю, этот дар достался тебе от матери. Он не настолько сильный, чтобы ты мог предвидеть будущее… однако ты способен входить в мир снов и изменять некоторые его законы по своему желанию. Другими словами, ты вошел в мой сон, нашел там меня и помог мне выбраться на поверхность.
Помедлив, Курогане хмыкнул и демонстративно пожал плечами, потому что ответить ему на это было нечего.
Фай опустил взгляд на их крепко сцепленные руки и какое-то время молчал. Птицы на подоконнике совсем разошлись и начали соревноваться в том, что выведет более долгую и громкую трель. Их чириканье переплеталось с мягким перезвоном ловца ветра, и далекий гул голосов на городской площади влетал под своды дворца приглушенным призрачным эхом.
Несмотря на то, что проснулся совсем недавно, Курогане чувствовал себя совсем разбитым физически и, пожалуй, не отказался бы поспать еще – в своей собственной кровати, в тишине и спокойствии.
Словно почувствовав это его настроение, Фай чуть сильнее сжал его запястье, привлекая внимание, и серьезно спросил, ища чего-то в его взгляде:
- Как ты понял, который я был настоящим?
Курогане удивленно моргнул, а потом усмехнулся и пренебрежительно фыркнул:
- Настоящими были все. Кто еще может быть в твоей голове кроме тебя самого?
На лице мага отобразилось такое беззащитное изумление, что воин против воли вздохнул и совсем другим тоном добавил:
- Я знал это с самого начала. Но я не мог увести тебя оттуда, пока ты сам этого не захотел.
Он редко позволял себе задумываться над тем, какая на самом деле красивая у Фая улыбка.
Они сидели в молчании еще пару минут, потом, не сговариваясь, оба одновременно выпустили руки друг друга, и Курогане наконец поднялся на ноги.
- Помнится, ты говорил, что тебе нужно отдохнуть, - произнес он, привычно нахмурившись.
Маг действительно выглядел так, словно сбежал с собственных похорон, и цветом сливался с простынями, вдобавок казался теперь еще более тощим, чем обычно, что вызывало серьезные опасения в жизнеспособности его организма.

2010-12-31 в 22:40 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
- О да! – с готовностью откликнулся Фай, устраиваясь поудобней и пытаясь натянуть одеяло выше, потом вдруг зевнул. – По идее, я бы не отказался от чего-нибудь съестного, я ведь не ел… э… сколько я там дней уже не ел? – он задумался, потом слабо махнул рукой, добавив: – Но, честно говоря, сейчас я просто уже больше не в силах двигать челюстями, так что – потом…
Курогане нахмурился и хмыкнул, однако спорить все же не стал, решив, что просто поймает какого-нибудь слугу и велит принести в покои мага побольше еды – такой, которая будет полезна для только что очнувшегося после тяжелой болезни человека.
Уже приблизившись к двери, воин все же обернулся, скрестив руки на груди.
- Это чертово заклятье не сработает снова, когда я уйду? – с подозрением уточнил он на всякий случай, хотя сам почему-то был твердо уверен, чувствовал, что – нет, не сработает. Но все равно спросил, потому что не мог иначе.
Уже засыпающий Фай сонно улыбнулся ему в ответ и отрицательно мотнул головой по подушке:
- Нет, оно было одноразовым…
Курогане презрительно фыркнул – недаром он всегда терпеть не мог магию! – и наконец вышел в коридор, плотно прикрыв дверь за собой. Потом, не удержавшись, бросил быстрый взгляд на свою правую ладонь.
Разумеется, никаких шрамов.
В животе вдруг громко забурчало от голода, и, поколебавшись, он все же пришел к выводу, что, в отличие от придурочного мага, больше хочет есть, чем спать. Что ж, где находилась кухня, он хорошо запомнил – после того, как в прошлый раз в ярости гонялся там за Моконой, умудрившейся в одиночку слопать праздничный ужин на семь персон. Главное только – не наткнуться по пути ни на кого из знакомых: ни малейшего желания разговаривать с кем бы то ни было у Курогане не наблюдалось.
Он свернул налево и уверенно зашагал по широкому просторному коридору, залитому веселым солнечным светом. Небо за окнами было ясным и чистым, как дорогой шелк.
Думать ни о чем не хотелось, анализировать произошедшее – тоже. Курогане привык принимать окружающее таким, какое оно есть, и не видел никакого смысла в…
Справа, между двумя окнами, мелькнуло высокое старинное зеркало, и воин остановился так резко, словно с размаху налетел на невидимую каменную стену, расшибся об нее со всей силы. Медленно, злясь на себя за эту медлительность, повернул голову, чтобы удостовериться и при этом прекрасно зная, что не ошибся.
В зеркале не было его отражения.
Там стоял Белый Клоун.
Вокруг не воцарилась тишина, все звуки казались столь же живыми и беспечными – щебет птиц, перезвон колокольчиков, гул отдаленных человеческих голосов – никуда не пропал ясный солнечный свет. Все осталось таким же, каким должно быть в нормальном реальном мире – кроме зеркала.
Белый Клоун скрестил руки на груди, по-прежнему путаясь в своих длинных рукавах, и ехидно улыбнулся, пристально глядя на воина разноцветными глазами:
- Сновидец, а способен ли ты сказать, когда сон закончился?
Ничего не изменилось. Реальность не треснула, потолок не обрушился, мир вокруг не исчез и не перевернулся. Только прямо в голове у Курогане прозвучал знакомый голос с такими незнакомыми злорадными интонациями.
Сотни мыслей разом пронеслись в его сознании, и одновременно ни одна не задержалась. Десятки ярких картинок с ослепительной четкостью вспыхнули перед глазами, и все было не то, все было не нужно, все было…
Не задумываясь, не рассуждая, не пытаясь понять, что и зачем делает, не чувствуя ни страха, ни удивления, он решительно шагнул к зеркалу.
А потом уверенно протянул правую руку и большим пальцем мягко провел по чужой щеке, стирая черную каплю-татуировку, внимательно глядя в широко распахнувшиеся от изумления разноцветные глаза.
Далеко в пустыне крылатые скалы болезненно тянулись к самому небу, словно хотели сорваться с места и улететь.

____

2010-12-31 в 23:10 

Молчите бляди, я святой.
очень интересный фик, читала с удовольствием. Спасибо автору за такой чудесный подарок к Новому Году))
ага! Я так и знала, что Фай - Белый Клоун! >=D

2011-01-01 в 22:33 

happyoyster
А что подумал Кролик, никто не узнал, потому что он был очень воспитанный.
Замечательный фик! Очень здорово бредовая реальность сна описана, а концовка в лучших традициях триллеров :) И персонажи в ваших фиках всегда вхарактерные. Очень понравилось. Спасибо! :white:

2011-01-01 в 22:47 

Fatenight
Bokutachi wa Tenshi datta
Фанф безподобный, тока я вот не поняла - в конце Куро до сих пор глючит?

2012-01-01 в 02:43 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
Новогодняя ночь – время расплаты с долгами… Так что пытаюсь разом ответить на все старые и по разным причинам неотвеченные комментарии и приношу самые искренние извинения собеседникам =( Возможно (и даже скорее всего), ответы уже давно неактуальны, но тем не менее.

chastity_first, большое спасибо )
Вы проницательны :laugh:

happyoyster, благодарю, я очень рада, что понравилось :)

Fatenight, пусть это остается на усмотрение каждого конкретного читателя ;-)

2012-01-01 в 02:44 

medb.
Телеграфный столб - это хорошо отредактированная елка (с) | socially awkward penguin (c)
Новогодняя ночь – время расплаты с долгами… Так что пытаюсь разом ответить на все старые и по разным причинам неотвеченные комментарии и приношу самые искренние извинения собеседникам =( Возможно (и даже скорее всего), ответы уже давно неактуальны, но тем не менее.

chastity_first, большое спасибо )
Вы проницательны :laugh:

happyoyster, благодарю, я очень рада, что понравилось :)

Fatenight, пусть это остается на усмотрение каждого конкретного читателя ;-)

   

CLAMP Academy

главная