Красота женщины должна быть видна в ее глазах, это дверь в ее сердце, то место, где живет любовь. © Одри Хепберн
Название: Первое свидание
Автор: ~!Anastasia!~
Фендом: Х (1999)
Рейтинг: PG-13 за страстность)))
Пейринг: Кусанаги Шию/Юдзуриха Некой
Жанр: романс
Размер: драббл
Дисклеймер: ни на что не претендую
Примечания: написано по заявке для Hot Fest сообщества
Предупреждение: небольшое АУ и ООС. Скажу сразу - я скрестила "мангашного" Кусанаги (в манге его характер лучше просматривается) и "анимешную" Юдзуриху (просто эта малышка в аниме мне больше нравится)
Критика: ящик для тапочек приготовила, кидайте


Мягкий свет заходящего солнца красиво оттенял зелень деревьев. Прямо под деревом, слегка ссутулившись, сидела красивая юная девушка с короткой стрижкой и глубокими грустными глазами. На ее коленях лежала книжка, но взгляд был устремлен не на страницы, а куда-то вдаль. Из всех проходящих мимо людей лишь один человек был способен заметить рядом с ней серого пса, больше похожего на волка.
- Юдзуриха-сан? Добрый вечер! Вот так встреча… Тоже пришла полюбоваться закатом?
Она вздрогнула от неожиданности. Книжка выпала из рук. Девушка подскочила…
-Кусанаги-сан! Я… я так рада вас видеть! Вы снова вернулись в Токио?! - ее радости не было предела.
Прошло два года с Финальной битвы. Всего два года… А как много успело измениться за это время! Шию Кусанаги и Некой Юдзуриха недолго смогли насладиться обществом друг друга – вскоре Кусанаги по работе был переведен на военную базу в другой конец страны. А Юдзуриха вернулась к себе домой. Конечно, они переписывались, перезванивались и отсылали друг другу милые и приятные сердцу мелочи по поводу и без, но все же… Каждому из них не хватало присутствия другого. И вот они снова встретились. Снова здесь, в Токио.
- Кусанаги-сан, что ж вы мне не написали? А я то думала, что вы на том острове пробудете еще пару лет, до окончания контракта… Как вы поживаете, Кусанаги-сан? Вы в Токио проездом? – вопросам, казалось, не будет конца. Пес же поприветствовал его молча, потыкавшись носом в широкие ладони и лизнув их.
-Тише, тише, Юдзуриха-сан. Столько вопросов сразу… Я тоже очень, очень рад тебя видеть. Но может лучше для начала по чашке кофе с пирожными? Тут неподалеку есть одно местечко… - он уже не мог скрывать своей улыбки, получив радостное согласие.
Сластена. Такая милая и простая. Да, она повзрослела за эти два года. Подросла – раньше вообще ему по пояс была, теперь хоть до груди достает. Волосы стали чуть длиннее, движения – мягче и плавнее. Да и весь ее облик – уже не угловатого и неловкого подростка, а тонкий, изящный и женственный. Его девочка растет, взрослеет… Вон, книжка то в руках – не манга, и не дешевый бульварный дамский романчик, а вполне серьезное литературное произведение, философское и сложное.
-Ну что, идем?
-Да, конечно! – Юдзуриха мигом подхватила свою сумку, запихнула в нее книжку, и они двинулись в сторону кафе.
Уже на месте, поедая сладкие десерты и запивая их вкусным терпким кофе, он начал отвечать на ее вопросы.
- Меня перевели сюда по службе. Вернули, так сказать, обратно, откуда взяли. Ты прислала мне то, последнее письмо, в котором сообщила, что бабушка разрешила тебе поехать учиться в колледж, как раз в тот же день, когда я получил приказ о переводе. Я решил сделать тебе сюрприз. Нашел твой колледж, собирался завтра идти туда… Перед сном решил, как прежде, прогуляться по парку. И вот, случайно обнаружил тебя. Как ты поживаешь, Юдзуриха-сан?
Она принялась рассказывать ему. Про бабушку, про новый колледж, про подружек, про Субару и Араши, которых видела недавно, про Инуки, который сидел рядом с ними, под столом, положив морду на лапы и лишь изредка подергивая кончиками ушей.
Они просидели так еще долго, периодически заказывая что-нибудь новое, ведя неспешные беседы, которых каждый из них жаждал эти два года. Юдзуриха с нескрываемым интересом рассматривала его – чуть грубоватое, мужественное лицо с небольшими шрамами, широкие плечи, выглядывающий из-под форменной рубашки шрам от ранения Араши, и его руки – с широкими ладонями, чуть шероховатые, мозолистые, а пальцы бережно держат фарфоровую чашечку с кофе, которая кажется такой крохотной в его руках. Все прошедшие два года она жила воспоминаниями о нем, о тех немногих проведенных вместе мгновениях и о том невинном поцелуе на прощание перед его отъездом. И ей неожиданно ярко представилось – он, раздетый по пояс, бережно обнимает ее и прижимает к себе, а она губами прикасается к этому страшному шраму на его груди и плече... От своих нескромных мыслей она покраснела и отвела в сторону взгляд.
«Что со мной происходит? О чем я думаю?»
Если бы Некой знала, что в это время творилось в голове у всегда спокойного и не особо проявляющего свои эмоции вояки, она бы покраснела еще больше. Потому что сидящий напротив Кусанаги думал примерно о том же… Разглядывая ее, такую повзрослевшую и похорошевшую, он неожиданно поймал себя на мысли, что мечтает зарыться в ее шелковистые волосы, целовать эту тонкую шейку, маленькие ручки и миниатюрные пальчики, прижать ее к себе и не отпускать никогда… Прежде ничего подобного у него и в мыслях не было – хоть пальцем коснуться ее. Он знал, что она ее любит. И что для него она стала значить практически столько же, сколько он – для нее. Но она была ребенком, школьницей, он просто не имел права… Все что он позволил себе тогда, на прощание перед разлукой – это слегка коснуться ее губ, чуть прижав к себе, в ответ на ее робкий поцелуй в щечку. В подсознании он ждал, когда же она повзрослеет, чтобы позволить своим чувствам проявиться. И, кажется, этот момент настал. Да, решение погулять по парку оказалось судьбоносным…
А потом они гуляли. Долго, до самой ночи. И никто из них не мог отметить того момента, с каких пор дистанция между ними все сокращалась и сокращалась. Вот Кусанаги помог девушке спуститься по лестнице, галантно подав руку – и руки они так и не разомкнули. А вот проезжающая мимо машина щедро окатила их из лужи – и Юдзуриха с визгом шарахнулась в сторону, еще сильнее прижавшись к нему. А его рука автоматически легла ей на плечо, обхватывая и прижимая к себе, словно стараясь защитить… Так они и шли, обнявшись. И это казалось им обоим таким естественным, само собой разумеющимся… Это было их первое, настоящее свидание – свидание во всех смыслах этого слова. И оба старались насладиться каждым моментом этой встречи.
Они дошли до набережной. Остановились, любуясь яркими звездами и луной в ночном небе. Она стояла спиной к нему, его руки спустились с ее плеч на талию. Хотелось так стоять и не шевелиться вечность… Но, увы, время уже намекало им о расставании – ночь, ей утром на занятия, а ему – на работу. Да и становилось уже достаточно прохладно.
- Юдзуриха-сан… Уже пора… Я провожу тебя до дома… - тихо прошептал он ей на ухо.
-Хорошо, Кусанаги-сан. – Она развернулась к нему, обнимая и пряча смущенное лицо у него на груди . – Я хотела сказать… Спасибо за чудесный вечер. Я… Я так счастлива, Кусанаги-сан…
-Не надо.
Его ладонь коснулась лица, скользнула ласково по щеке. Прижимаясь к ней, Некой наконец-то решилась посмотреть ему в глаза. Такой добрый, нежный взгляд…
- Не надо, - повторил он. – Зови меня просто Шию.
- Хорошо, - тут же бойко ответила девушка. – А ты меня – Некой… Можно даже Неко-чан
- Котёночек… Хорошо. А Инуки не будет ревновать?
- Я думаю, Инуки счастлив, так как я счастлива.
Они оба оглянулись в поисках пса, словно хотели спросить у него. Но его нигде не было поблизости. Странно…
«Наверно он проявил тактичность» - усмехнулся про себя Кусанаги.
Они так и стояли, крепко обнявшись. Кусанаги наконец-то осуществил то, о чем мечтал – он перебирал пальцами черный шелк ее волос, периодически зарываясь в них лицом. А после он с нежностью целовал эти крохотные ручки, пальчики и тонкую дорожку вен на запястьях. Его котеночек смущался, краснел, опускал глаза, но не отталкивал его, наоборот, она старалась прижаться к нему сильнее… Тут он с удивлением заметил, как ее пальчики робко начали расстегивать две верхние пуговки его рубашки, а потом ощутил на выглянувшем кусочке большого шрама вначале ласковые прикосновения и поглаживания тонких пальчиков, а потом нежный поцелуй ее губ… Она целовала его шрамы… От осознания одной только этой мысли он уже почувствовал, что ему окончательно сносит крышу. Издав глухой полустон-полурык, он закрыл глаза и позволил полностью отдаться своим чувствам и ощущениям. Ночь, луна, звезды, ясное небо и миниатюрная, дрожащая не то от холода, не то от наплыва чувств девушка в его руках. Он ласково перебирал ее волосы, поглаживал подрагивающие плечи и спину, его губы опустились на тонкую шейку и покрыли ее легкими поцелуями… Она же обнимала его, прижималась всем телом и лишь шептала его имя. Наконец он смог оторваться от нее, чтобы заглянуть в слегка затуманенные глаза, и прошептать заветные слова любви, прежде чем позволить их губам соединиться в первом – страстном, нежном, жадном – настоящем поцелуе. Поцелуе, которого тайно желали оба и который оба, не сговариваясь, оттягивали, сделав его еще более сладким и желанным.
Они думали, что лишь луна и звезды – свидетели пробуждения их чувств. Они ошибались. Неподалеку, скрываемый тенью деревьев, стоял большой, похожий на волка пес, и внимательно наблюдал за ними. И он был очень счастлив за свою хозяйку.

@темы: Other character, Other pairing, PG-13, X/1999